23 июня


■ сюжетные

»● #2.1.medical art ● R. Mikaelson
»● #2.2.play with Bloody Mary ● K. Pierce
»● #2.3.on a heated blade ● C. Gallagher
»● #2.4.searching for a remedy ● S. Gallagher
»● #2.5.wash away my sins ● C. Gallagher
»● #2.6.nobody praying for me ● H. Marshall


■ личные

»● 02|02.18. даже клетки ● S. Volante
»● 05|02.18. dead or alive ● K. parker
»● 08|02.18. secrets ● H. Mikaelson
»● 09|02.18. golden day ● N. Mikaelson
»● 10|02.18. straight to hell ● D. Claire


■ прошлое

»● 1492. it will never ● K. Pierce
»● 09|1492. only dreaming ● K. Pierce
»● 17|08|1663. cruel intentions ● K. Voss
»● 03|05|11. boy, you should know ● S. Volante
»● 18|10|12. my freakness ● H. Marshall
»● 21|10|12. crash it ● K. Pierce
»● 6|01.13 stars are only visible ● S. Gallagher
»● 8|01.13 do not expect ● K. Mikaelson
»● 20|01.13 who you fighting? ● F. Mikaelson
»● 22|01.13 keep me from ● K. Pierce
»● 25|01.13 не ходите, детки ● F. Mikaelson
»● 27|01.13 freya`s coming ● S. Volante
»● 30|01.13 сестра ● C. Gallagher
»● 30|01.13 путешествие ● C. Gallagher
»● 03|02.13 are you insane ● K. Pierce
»● 2013-2018 groundhound day ● F. Mikaelson


■ альтернатива

»● my punishment ● H. Marshall
»● нью-йорк ● S. Volante

► april ◄
Говоря откровенно, Новый Орлеан не должен был стать чем-то большим, кроме как очередной отметкой на карте на пути вечного и непрерывного циркулирования существования Пандемония, с неизбежными и уже привычными постоянными перемещениями с места на место.

Когда просыпаются ведьмы, Стивен уже находится в Орлеане. Он мгновенно оказывается рядом с Фреей, но вместе с ее сестрой они понимают, что с Фреей что-то не так, она не открывает глаза и перестает дышать. <...>


TO & TVD: shadow preachers

Объявление

► administration ◄
KhiaraFreyaKlaus
► important ◄
в игре февраль 2018
► news ◄
Прошло пять лет с тех пор, как все ведьмы уснули, а Клаус бесследно исчез. Ковен "Пандемоний" заинтересован юной девочкой, Майклсонам пора возвращать былое величие, чтобы спасти Хоуп и выиграть войну.
► teams ◄
220
36
► need ◄


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



The last spell

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s5.uploads.ru/zvfVn.gif

0

2

Их трепетно ждут и беззаветно любят

БЬЮТ НЕ ПО КОНВЕНЦИИ, БЬЮТ ПО МОРДЕ

https://media.giphy.com/media/xvn7HDVh9Teyk/giphy.gif
Martin Freeman & Tina Fey

Мистер и Миссис Колвин
знакомые журналисты-международники

ВОЗРАСТ:
от 30 лет

СТОРОНА:
оппозиция, но без крайностей в группировках

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровки или маглорожденные

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Назовите мне место, где вас еще не было? Вы повидали мир, обнюхали его от и до, посмотрели на все стороны правды и неправды, дали попробовать людям грязь с сахаром, скормили столько лжи, чтобы наконец-то вернуться к правде. Вам обоим запрещено переступать порог Ежедневного пророка: когда-то давно вы оба воспротивились политике газеты и переделали номер целиком в ночь, чтобы выпуск оказался незамеченным главным редактором.
У вас обоих особая связь: все говорят, что вы похожи на двух сумасшедших, читающих мысли друг друга. Она говорит, он предлагает действовать - вдвоем вы соглашаетесь и уже мчитесь по своим делам. Вы можете не видеться месяцами, от души ссориться, а потом в миг брать себя в руки, когда новый источник несет вам вести.
После вашего ухода из Пророка за вас боролись журналы поскромнее, но вы создали свою собственную газету, где есть место аналитике и репортажам. Вы ведете собственное расследование по делу убитых анимагов, устраиваете громкие политические скандалы... Зачем? Потому что вам жизни нет, если вы чего-то не понимаете. Вам нужно знать все. Вы понимаете, что чем больше узнаете, тем больше загадок появляется.
Мастера слога, у вас есть свои козыри в рукавах - Он умеет работать с магловской техникой и зачаровывать ее в магическую, Она видит людей насквозь, разбирая чужие поступки как анатом. И нельзя забывать, что у вас множество друзей по всему свету, готовых вам помочь. И нельзя забывать, что врагов у вас столько же.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы познакомились во время работы за границей: я был помощником консула в Португалии во времена диктаторов, вы там были по делам какого-то сбежавшего оппозиционера, который мог оказаться самым настоящим убийцей. Как-то сдружились. Как-то я стал для вас одним из сети знакомых, готовых подбросить информации по внешней политики и внутренним склокам Министерства в качестве тайного советника. Но и вы мне крайне нужны: моя жена погибла скорее всего от рук того самого убийцы анимагов, которого вы ищите. Ее сестра, хит-визард, тоже занимается поисками, и вам бы следовало объединиться. Только стоит ли мне подталкивать ход расследования? Стоит ли вам зарываться так глубоко? Не встретим ли мы там убийцу?

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Хочется увидеть корров, которые будут везде и всюду, которые будут в каждой бочке затычкой, которые двинут английское болото своими сенсациями, начнут разбираться с магическими катастрофами и расскажут всем об их причинах, чтобы общественность зашевелилась. Ну и помочь мне разобраться с тем, кто же убил мою жену и кто мой настоящий враг.
Внешности лучше не менять, а вот фамилию - пожалуйста. Еще если будете не мужем и женой, а например, братом и сестрой или очень близкими друзьями - вообще без проблем. Очень хотелось бы увидеть драму, если вас разлучить, если кто-то пропадет, если кто-то окажется в плену. Поспособствую, организую, посоветую)

Пример игры

Приближается осень, какая по счету, приближается осень,
новая осень незнакомо шумит в листьях,
вот опять предо мною проезжают, проходят ночью,
в белом свете дня красные, неизвестные мне лица.

Гром пробегает по всему горлу, вытягивая все, что можно в нем почувствовать, в сплошную боль. Шероховатую, которую можно почувствовать при едином вдохе, дрожью раскатывающемся по трахее. Стучит по стенкам, отдается в ушах барабанной дробью перед открытием занавеса, подбирается к подбородку и выхватывает голос. Непроизвольное тихое бормотание, в которое Амос ничего не вкладывает, узнавая в этих ударах свой черный омут из страха. И чтобы выбраться из него, когда даже плечи начинают трястись, Диггори-старший хватается за протянутый ему Аресом канат из непонимания, в которое опустилась ненависть. И в то же время думает: до паники его доводит реальный страх не за родного брата, а перед ним; реальный шанс, что тот в следующее полнолуние вырежет его, как вырезали поезд те клыки. И Седрика. И мать, если она останется в тот день в «Порту», а не вернется в «Маяк». Оборотни же не отличают своих родных от обычных кусков из мяса, они откликаются только на зов себе подобных, живут только с ними. Понять волка может только волк.
– Она сошла с ума от горя, я видел. Может, все совсем не так, может, она смирилась, но я видел в ней то же, что было с каждым из нас… Бен, еще один твой старший брат, он ушел из большого спорта, он ушел из семьи, он наказал меня за то, что я не смог сделать. Прошу, не наказывай ты меня! – переходит на крик, держа протянутые руки в воздухе, словно бы требуя что-то у Ареса. Отдай, верни, верни мне брата. Оставь своего оборотня в лесу, пусть он живет где-то там, грызет своих кроликов, брата оставь здесь!
Сердце заходится холодным стуком, когда Диггори неконтролируемо трясет. Он беспомощно опускает руки, уставившись тупым взглядом на ботинки младшего брата. На лице – ярость, свойственная людям, когда они осознали свое бессилие: глаза замирают на одном месте, а губы кривятся, выражая все большее отвращение с каждой секундой. Жалкий, маленький человек, знающий законы и тихо их выводящий, словно за спиной стоит Лисий и оправдывает тебя: ты убил, но убил закон, черт возьми. Ты убиваешь своего брата.
Амос резко запрокидывает голову, чувствуя, как за шиворот забегает морось, пропадает на воротнике застегнутой на все пуговицы рубашки, скатывает по вывихнутой шее. Или ему кажется, что кто-то ее свернул – с целительством у него всегда были проблемы. Отступает к противоположной стене переулка, ударяется о неровную кирпичную кладку и скатывает по ней в грязь, пачкая плащ в мусоре. Его крутит, его швыряет из стороны в сторону, он не чувствует своего места в мире. Потому что когда Арес уйдет – Амос уверен, что стоит ему отступить, как призрак младшего брата раствориться в Лютном переулке, – ему некуда будет идти. Сразу наваливается смерть Айрин, сразу наваливается пропажа Бьерна, сразу наваливается сумасшедшее спокойствие Астрид и глухота Грейс, чья сестра тоже теперь только воспоминание. И Седрик, которому чертовски не повезло стать сыном беспомощной букашки, и Барти, которому он соврал… И, и, и – Диггори захлебывается лондонским дождем, кажется, могла бы напасть икота, но ему не хватает воздуха.
Он смотрит на Ареса как ребенок, как будто ему снова десять лет, а Арес словно бы снова раньше всех нашел пасхальные яйца, когда нерасторопные старшие братья только позавтракали и вышли из дома. Не растворяется в дымке. Фантомная боль в плече.
– Они будут убивать, я не хочу ни чьей смерти. Но уже столько человек было убито… – Боль переходит на шваркающий голос, Амос переходит на немецкий, впиваясь пальцами левой руки в свое плечо. Утопающий в мусоре, ни чем не отличающийся от всякого сброда, что падает здесь по углам. Что он показывает Аресу? Счастливого чиновника, занявшего его место во главе департамента, которого потряхивает или от страха, или от истерики – кто поймет?
– Тебе правда не хочется знать, что было в те двадцать лет, которые ты не помнишь? Ни семью, ни Хогвартс, ни министерство? – беспомощный голос из черного сгустка, который зовется Амосом Диггори – разбитым. Похорони кого-нибудь еще раз, почему нет? Надежда, с который он жил все это лето, может вытирать столы где-нибудь на том конце Лондона. Или вообще быть выброшенной в камин злосчастного посольства ФРГ – Крекер будет только рад потоптаться на дорогом для Диггори.
– Будешь готовить клыки для тех, кто придет за тобой? Они придут, у них уже есть планы, и не мне останавливать авроров – сам знаешь, насколько сла… Не знаешь. Не помнишь. Ты не помнишь своей жизни здесь, а значит не знаешь мест, а авроры знают. Хит-визарды каждое деревце используют против вас. Умереть? Еще раз? Тебе нечего терять?
Его озаряет словно бы что-то в этом мире можно изменить. Амос поднимается на ноги и делает неуверенный шаг к младшему брату, заглядывая тому в глаза с надеждой, в которой плещется паника. Сумасшедшая надежда.
– Ты не хочешь вспоминать, чтобы не быть слабее? Не цепляться за жизнь? Чтобы ничего не терять?

0

3

Их трепетно ждут и беззаветно любят

я хотел бы стать героем

https://33.media.tumblr.com/96319c1e00870311a73323d19ea140af/tumblr_inline_noey4mtfjX1snobye_500.gif
Jeremy Allen White
вообще, обсуждаемо

Питер Петтигрю
»ну, такое» / Орден Феникса

ВОЗРАСТ:
1960-ый | 19-20 лет

СТОРОНА:
мародёр

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
Как вам удобнее

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Главная проблема Питера в том, что он всегда хотел быть «крутым», но так и не научился искать в себе достоинства, потакая матери, которая с детства твердила, что он самый обычный мальчик, что ему должно сидеть ниже травы, тише воды. Отец оставил семейство Петтегрю ни с чем, он даже не отдал сыну своей фамилии – просто однажды ушел за лотерейным билетом. Наверное, выиграл. А матушка сказала – ничего, так бывает, наверное, всё дело во мне. И с головой ушла в бессмысленное рукоделие, которое продавала за бесценок в лавке старьёвщика. Петтегрю никогда не были богатым семейством, но мать не позволяла тебе, Питер, ходить в обносках, впрочем, изысками ты тоже не был балован. Всё ровно, Питер, всё ровно. А тебе хотелось взлететь.
Быть крутым. Да, может самому и не получится, но можно же попробовать вместе с кем-то, верно? Ты не такой красавчик, как Блэк, не так умен, как Ремус и не сможешь потягаться в ловкости с Джеймсом. Зато ты знаешь, какова жизнь. Ты знаешь, что похвала всегда в цене и ты умеешь льстить в обмен на теплые лучи славы. Не глуп, не силен, не писанный красавиц. Обычный, Питер, ты обычный, но разве тебе никогда не приходило в голову, что это не так уж и плохо? Смотри, тебе удалось овладеть анимагией, ты можешь превращаться в крысу. Да, крыса это, вообще-то, не благородно, но твои сверстники, возможно, вообще никогда такому не обучаться, а ты можешь. Ты умеешь сглаживать острые углы и нейтрализовать конфликты, если это нужно для дела. Не знаю, за что именно ты получил кличку Хвоста: за таланты в анимагии или за то, что отменно умеешь их подчищать. Ты научился угождать, но пока еще не горбишь спину в подобострастном поклоне лицимерия. И ты видишь мир без розовых очков. Это не плохо, это нормально. Это как все.
Но тебе как все не нравится. И Питер Петтегрю спешит показать своим друзьям, что он на многое годится, что он не трус, что он славный и забавный малый, что из тебя выйдет толк. Не аврор, но не сидишь на месте. Дружишь с Флетчером, непрочь и со Снейпом поболтать, только это твоим друзьям не нужно и ты готов цепным псом броситься на слизеринца с оскорблениями и глумливыми ужимками. А если надо доказать, что ты крут, то легко – хочешь Блэк, я покажу, что тоже могу курить эти магловские палочки? Могу толкнуть плечом младшекурсника, высмеять того, кто вам не по нраву, восхвалить таланты Джеймса. Ну, отчего вы смеетесь, парни? Парни.
Только ты, Лили, меня понимаешь. Но не жалей, пожалуйста, только не жалей. Крутым мальчишкам жалость не нужна

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

А вот какие захочешь, но, сдается мне, мародёры Крауча не жалуют, однако, только ты решишь ступить на тропу Пожирателей… Мне кажется, нам будет о чем поговорить

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Тебя ждет весь форум. На вас надеются, тебя очень хотят видеть не только в гостевой, но и в игре. Мы собрали почти весь мародёрский каст, Питер – не хватает только тебя

пример поста

Формулировка «рождество – волшебный праздник» в мире магов давным-давно утратила своё истинное звучание. Проблема в том, что если разум способен разложить на ингредиенты удачу, прекрасно понимая, что в аптеке Малпеппера все они продаются за сущий бесценок, прелесть свертка в блестящей бумаге под елью практически обесценивается. Крауч помнил, как его забавляла реакция маглорожденных первогодок, когда те впервые видели профессоров за украшением Большого Зала – будто бы им объявили, что можно трансфигурировать пренебрегая сохранностью массы! Он не раз отмечал смущение ребят постарше, когда те встречались под веткой цветущей омелы и нередко ловил восторги в девичьих глазах, когда подружки дарили им очередную – в чем он был абсолютно уверен – безделицу. Рождественские подарки, ужины, традиции. Всё это Бартемиус Крауч практически ненавидел и, признаться, у него на то были веские причины, но что ему было ненавистно более того, так это всеобщие неоправданные восторги. Однако, как это было заведено законом жанра столетиями назад, так было не всегда.
Хрустящая корочка индейки, тонкая фиолетовая корона из гофры, венок из можжевельника с вкраплением красных ягод и симфония догорающих свечей – вот и всё то хорошее, что мальчишка старался запомнить из этого праздника, цепляясь за мелочи с жадностью старьёвщика, напрочь отрицая картину бытия в целом. Сжимая меж восковых пальцев гладкий кнат, слизеринец вышел за ворота школы и выдохнул, опуская плечи и горбя спину. Снег, любезно порадовавший Шотландию своим внезапным появлением, скупо скрипел под ногами, разбивая редкую тишины. Барти поднял повыше шарф, скрывая свой внушительный нос от ветра, и зашагал в сторону Хогсмида, желая убить свободный денек чем-то более разнообразным, чем библиотечные бдения. Еще каких-то два дня назад юноша считал, что идея остаться в замке была сродни гениальной – он нарадоваться не мог тому, как ловко ускользнул от очередного семейного ужина, которому из всех названий больше всего подходило «аутодафе». С недавних пор Крауч отчаянно старался избегать показательных порок, не имея за плечами увесистых контраргументов, а идея доставить отцу удовольствие очередным скандалом больше не казалась ему привлекательной. Барти пытался убедить себя в том, что это на него наконец-таки обрушилась тяжесть возрастной мудрости, о которой многие мечтают в свои шестнадцать лет, что это не трусость побитого щенка, что это правильно, что это взвешенно. Но вся правда заключалась в том, что ни одна «взвешенность» не стоила того, что он встретил в замке, где единственным плюсом, пожалуй, было отсутствие на каникулах мародёров, а в остальном – тоска да пустые надежды.
Крауч. – как приговор, который вколачивает промеж лопаток бубновый туз. Барти хмурится, опуская руки в карманы мантии, останавливается на месте и оглядывается по сторонам, точно сомневается – послышалось или нет? Разумеется, нет, ему ведь везет, как покойнику. Слизеринец облизывает пересохшие губы и учтиво кивает однокурснику, спешившему его обогнуть. Оказывается, ни одному ему пришло в голову идти сегодня в деревню, оказывается, их таких достаточно и он, вставший верстовым столбом, мешает движению – приходится сделать шаг в сторону.
Получил свой подарок на Рождество?
Барти бездумно хлопает губами, потирает подбородок и тянется ладонью к затылку, нервно улыбается, ища глазами любое другое яркое пятно, требующее внимания, только бы не огненную голову – он всегда так делает, когда собеседникам удается выбить его из накатанной колеи. Подарок, дело вовсе не в подарке, он ведь знает Клемментину, он уже привыкнуть к её бесовскому огоньку в глазах и виду вечно напрашивающейся кошки. На что, однако, не ясно: толи ей нужна похвала, толи не хватает звенящей затрещины – девчонки, пойди, разбери. Но Бериш хуже всех девчонок вместе взятых, у неё склад ума особый.
- Никак боишься, что твой центнер угля случайно выгрузили у моей кровати? – бесцветно спрашивает он, наконец смирившись с тем, что ведьму совсем не беспокоит неловкость молчания. Широкая улыбка кромешной любезности, перекат с пятки на носок и секундная пауза, словно перед прыжком с трамплина. Крауч опускается на землю и пожимает плечами, неожиданно расправленными, точно крылья, - не бойся, обошлось без этого. Какая муха скуки укусила тебя на этот раз и чем обязан? Мне кажется, еще неделю назад ты окрестила меня идиотом и наградила немилостью общения. И где я успел согрешить?
Разумеется, он не столь критичен к рыжей, просто привык держать марку. Просто верит, что покуда они умело фехтуют обоюдно острыми колкостями, Британия всё еще держится на сваях консервативности. Просто не знает, как Клемма отнесется к нему если Барти вдруг позволит проявить мягкость и благосклонность к её характеру, за который даром что нынче запретили сжигать на костре.
Да и вообще сжигать

0

4

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Сядьте прямо - тут обеденный стол, юная леди.
Что за ветер в голове, что за тон и манеры эти?

https://2ch.hk/fag/src/3067821/14834824433220.gif
Felicity Jones (меняемо)

Роксана Роули/Roxane Rowle
чистокровная волшебница, представительница древнего рода, однокурсница. А вот профессию можете выбрать по желанию

ВОЗРАСТ:
19 лет

СТОРОНА:
Нейтралитет/ПС

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
Гостевая/ЛС

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Все переплетено, в единый моток.
Нитяной комок и не ситцевый платок.
Перекати поле гонит с неба ветерок,
Все переплетено, но не предопределено.

Сама бы ты могла говорить о себе часами, рассуждая о книгах, покупках, поведении людей. О том, что не укроется перед твоим взором, волнует тебя, не давая промолчать. Слизерин - обязательно, потому что для такой семьи, как Роули, да и с таким отцом, просто не могло бы быть иначе.
"Роули - это Роули" - ответили бы на однокурсники на вопрос о тебе. Осторожно, чтобы не сказать лишнего, не обидеть представительницу благородного дома. А лучше и вовсе промолчать, чтобы не наткнуться на острые углы, потом расхлёбывая последствия. Ты - папочкина дочка, который боготворит тебя, подобострастно выполняя все твои капризы, потакая твоим желаниям, а обидчика... пожалуй, вывернет наизнанку, пока ты не останешься довольна результатом, возможно, простив.
Хочешь ли ты звезду с неба? - Все они для тебя, дорогая. Ведь звёзды - твоя страсть, которой ты заразила и меня. Тебе легко рассуждать о небесных светилах, знаешь название едва ли не каждого созвездия, ориентируясь по карте ночного неба.
Ты интересный собеседник, с которым легко общаться, забывая о времени, проведённым рядом с тобой, упиваясь разговорами. Иногда наивно тычешь в книжку пальчик, поднимаешь его к небу - свойственные тебе милые жесты, когда ты с головой погружаешься в какой-либо процесс. Будь то выполнение домашнего задания или, может, разговор о новых туфельках, подаренных бабушкой.
Эрудированна, ведь родители сделали всё, чтобы ты получила достойное образование. Легко приукрасишь правду, используя мелкую ложь, ради собственной выгоды. Поверишь в собственную сказку, если это необходимо, улыбнёшься искренне, зная, что твоя красота и твоё обаяние - секретное оружие, перед которым мало, кто может устоять.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы знакомы с тобой едва ли не всю жизнь. Связаны общим будущим с рождения, ведь мало кто решится возразить решению родителей. Оливер так и поступал, поддерживая с тобой тёплые отношения, прекрасно понимая, что в один прекрасный день нужно будет придти в твой дом на поклон, отдавая дань благородным традициям.
Если бы не одно "но", ещё со школы появившееся на горизонте. Казалось бы, какая-то полукровка, которой нет места среди чистокровных волшебников. Тем не менее, что-то пошло не так, механизм дал сбой, когда Оливер впервые посмотрел ей вслед, даже не задумываясь, что скажут остальные.
К чему же это приведёт - мало, кто знает, особенно, когда на одной чаше весов лежит семья, а на другой - собственное счастье и любовь. Может, стоит подумать о семье? Или всё-таки нырнуть в тёмный омут с головой?
Оливер до сих пор не нашёл ответа на этот вопрос, одаривая неопределённостью и Роули.
У этой сказки может и не быть счастливого конца.   

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Игра. Довольно сложная, ведь отношения никогда не бывают простыми. От симпатии до ненависти один шаг, где каждый будет волен понять для себя, что же важнее.
Вы вправе выбрать себе работу по душе, друзей, что не придадут. Даже отношение к моему персонажу, но не забывайте только об одном, что нельзя так просто сбрасывать со счетов мнение родителей. Мы не маглы, чтобы так легко забывать об уважении к собственной семье с колоссальной историей.
Приходите, если готовы одушевить этого персонажа.
Приходите, Спелл нуждается в Вас.

Пример игры

Они всё в той же гостиной. Только, кажется, что часы идут немного громче обычного, подстраиваются под сердечный ритм, и мир оказывается под куполом, где существует "до" и "после", но сейчас - самое важное.
Виктор едва слышно выдыхает, постукивая трубкой о край столешницы. Юноша лишь на мгновение отводит взгляд, чтобы заметить, как капли дождя стекают по стеклу наперегонки. Он сводит лопатки, выпрямляется и склоняет к голову сначала к левому, затем к правому плечу, чтобы после вновь сосредоточиться на происходящем.
Где-то вдали грохочет гром, перекрываемый шумом ветра, а на доске всё та же картинка, и пауза затягивается, лишь король нетерпеливо переминается с ноги на ногу.
Он атакован ладьёй. При этом конь белых не может взять ладью, потому как король окажется под атакой слона: такой ход запрещён правилами. Конь белых "связан". И дед это понимает, наконец, встречаясь взглядом с Оливером.
- Неплохой ход.
Оливер едва заметно улыбается, но ответить не успевает, ведь Виктор опережает его:
- Значит, всё-таки решил в Министерство? Я видел брошюры.
Юноша отвечает не сразу, тщательно подбирая слова:
- Пойми, - произносит наконец, чтобы поставить все точки на "и" - Отцовский бизнес - это не моё. Не потому, что я не разберусь. Просто... там и мама, и видеть его...
- Я предполагал такой исход - Сэлвин, наконец, раскуривает трубку - Не будешь против, если тонущий корабль подхватит Шеналл? У него похожий бизнес на Альбионе. Хотя бы сейчас, пока ты реализовываешь себя. Так что, обмен?

***

- Ты же знаешь, я не имею права говорить о своей работе - Оливер с трудом отходит от объятий брата, до сих пор не привыкший к такому обращению. Тот пусть и младше, но чувствуется хватка спортсмена, когда кажется, что ещё немного, и точно сломается рука, если не шея.
Но даже не в этом дело, ведь Питер нарушает границы личностного пространства, где другим нет места, пусть и бывают исключения.
- Не делай так больше.
Взгляд холодеет лишь на мгновение, и Оливер поджимает губы. Привычки всегда сложно искоренить, та самая мелочь, что легко может выбить из колеи. От них невозможно отмахнуться, ведь цепляются крючковатыми пальцами за манжеты рукавов, сжимая горло удавкой. Всё потому, что смерть близкого человека приносит с собой не только пустоту, она рушит жизненные уклады и ценности легким движением руки, привнося в жизнь новые правила, линию поведения, бережно храня выцветающие воспоминания, проводя чёткую грань между обществом и им самим. И никому не следует нарушать эти границы, пока Олли сам этого не пожелает, делая глубокий вдох и давая молчаливое согласие.
- О, она в порядке, осваивается, хотя не особо говорит со мной в Хогвартсе...
И лишь слова о Клементине позволяют отвлечься, а шкодливая улыбка на лице Питера не сулит ничего хорошего.

***

- Ты с ума сошёл! - её лицо искажено гримасой ненависти, обиды и непонимания - Думаешь, я не вижу?
Смотрит снизу вверх, стоит совсем рядом, потому Оливер прижимается спиной к стене, ощущая шероховатую поверхность камня и тот холод, что мог бы сковать душу, если бы не Роксана, что воспалялась всё сильнее.
Она набирает в грудь побольше воздуха, чтобы выплюнуть порцию очередных обвинений.
- Если кто-нибудь об этом узнает, ты станешь посмешищем!  А я об этом непременно позабочусь! Фамилию Сэлвинов смешают с грязью, но твоей грязнокровке на это наплевать, я уверена. Она-то сама из этой грязи и не вылезала.
С торжествующей улыбкой на лице собирается уйти, уже разворачиваясь на каблуках, но не успевает, ведь Оливер легко перехватывает её запястье, теперь уже прижимая девушку к стене.
Личностные границы давно разрушены, теперь сверкая под ногами изумрудным крошевом.
Голос звучит спокойно, когда он склоняется к ней, кончиками пальцев проводя по щеке девушки, шепчет прямо в губы:
- В твоём плане есть одно весомое "но", - выдерживает паузу, позволяя Роксане самой догадаться - Мы с тобой повязаны договором родителей, если, конечно, не забыла. И скажи ты обо мне хоть слово, смешаешь с грязью и свою семью, сама окажешься в той же луже, поливая слезами своё обручальное кольцо. Потому я советую тебе держать свой очаровательный язычок за зубами, позволяя мне самому решать с кем общаться, а с кем нет.

***

- Как это Слизерин продул? - удивляется, легко переводя тему, ведь узнал всё, что нужно. - Мне кажется, ты просто перепутал цвета факультетов, потому тебе и показалось их поражение реальностью. Или, может, просто хороший сон о желаемом? - усмехается, наконец, занимая одно из свободных кресел.
- Ты-то уже подумал, куда собираешься пойти после школы? К отцу или, может, попробуешь себя в квиддиче? Мне кажется, у тебя должно получится, хотя в сборную довольно серьезный отбор.
Впрочем, у Питера ещё год, чтобы всё для себя решить, но строить планы всегда интересно.
Горячий напиток обжигает горло, комната наполняется запахом ароматных трав, которые домовик не забыл добавить в заварочный чайник.
И Оливер, выдерживая паузу, всё-таки задаёт главный вопрос, прекрасно зная, что тем самым вбивает острие ножа в сердце брата по самую рукоятку.
- Они так и не помирились? Ты пытался ещё раз их свести?

0

5

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В какой момент тропа, которой мы идем, застывает у наших ног?
Когда дорога превращается в реку, имеющую лишь один исход, смерть ждет нас всех в Самарре.
Но можно ли Самарру обойти?

http://68.media.tumblr.com/35e5789121bb3426e57e39b3f8545939/tumblr_inline_oio6lwLIn61s2djns_500.gif
Diego Luna

Робер Вальдес
“охотник на ведьм”

ВОЗРАСТ:
Двадцать семь

СТОРОНА:
Смятенное добро

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
Давайте начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Крайне миловидное личико за которым скрывается до боли трагичная судьба - что можно было придумать лучше, чтобы тебя описать, Вальдес? Взгляни на себя в зеркало, когда будешь проходить мимо, какой ты рассеянный, какой безобидный, заспанный и трогательный… Жаль, что отражение не видит тебя за работой, иначе ты бы испугался. Впрочем, впрочем, ты ведь все знаешь и сам, не правда ли? Не от того ли просыпаешься среди ночи в холодном поту? Разумеется знаешь и это терзает твоё больное сердце и приходится вновь идти за рецептом в Мунго, приходится вновь выслушывать, что себя нужно беречь. Не сейчас, не сегодня, потом. Потом, когда кончиться война, тогда можно будет подумать и о себе, а сейчас не время. Тик-так, Вальдес, тик-так. Ты ведь знаешь, что такие солдаты с войны не приходят? Что война для них не заканчивается? Знаааешь.
Твоя мать вывезла тебя из Мадрида еще ребёнком. Ты не знал, но чувствовал, что тебя спасают иначе ради чего эти лишения в крохотной комнатушке над Спини Серпент? Разве может мать от хорошей жизни отобрать у ребенка ясное небо надо головой и заставить привыкнуть к промозглой серости Лютного переулка?Сменить спелые апельсины на черствую горбушку? Сколько раз она повторяла тебе, украдкой указывая то на одного, то на второго сомнительного волшебника, что сновали под вашими окнами: «никогда не будь таким, никогда не ищи зла, помни – темная магия не даст тебе ничего, кроме разбитой души и прогнившего сердца»? Кажется, эти напевы стали тебе колыбельной.
Защита от темных искусств стала твоей религией и ты, Робер, слепо ей следовал. Не задавая вопросов, не позволяя и на секунду усомниться в праведности и справедливости, со всем нерасходованным пылом и жаром, какой мог себе позволить. Ты даже мог бы поступить на службу к мракоборцам, если бы только... Если бы только не твой характер. Приёмная комиссия заметила что-то тёмное, что-то неправильное, то, что ловят в тебе зеркала и оставляют за уголками глаз. Излишняя фанатичность? Импульсивность? Сомнение? Называй это как хочешь, но после отказа ты был зол, был взбешен и совсем на себя не похож. Впрочем, рябь на воде замерла, разгладилась, щелковым покрывалом.
Ты стал спокойнее, циничней, но преданости делу не изменил. Вообще, перед лицом сухого закона ты, Робер, преступник. Ты находишь чернокнижников и истербляешь их, редко доводя до суда. Тебе за это платят и ты, по магловским меркам киллер, но ощущение праведности твоих деяний омывает совесть слихвой. Или нет?
Скажи, Робер, а ты знаешь, от чего именно уводила тебя мать? С чего она так иступленно вбивала тебе в голову все эти "хорошо" и "правильно"? Нет? Естественно.
Разве хрупкая женщина сможет сказать сыну, что его отец - самый пламенный прихвостень Гри-де-Вальда и нашел свою погибель в тюрьме.
Или не нашел?

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы познакомимся с тобой к концу 79-ого, возможно, будем вместе кого-то выслеживать. С разными целями, естественно - ты уничтожаешь, а я пытаюсь спасти. Наши отцы, скорее всего, знакомы, они ведь оба рдеют за дело Геллерта. И мы их не поддерживаем. Две похожие души, плетущиеся по разным тропам, каждый называет другого "другом", но не может быть полностью согласным. Каждый из нас жалет другого и не думает щадить себя. Мы друзья, Вальдес, мы - друзья. Напоминай это себе по-чаще

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Столкнутся два мировоззрения, две вселеннные и исхода никто спрогнозировать не сможет. Я попытаюсь научить тебя колдовать без палочки, я попробую доказать тебе, что мир не делиться на черное и белое, попытаюсь помочь самой себе. Вместе, быть может, стоя плечом к плечу, мы сможем выстоять на этой войне.

Пример игры

Бедняжка, это было ужасно! По особняку, который никогда не станет собственностью Штербергов, ползают тени шепотков. Астрид ловит на себе пристальный взгляд сочувствующих и хоть все они молчат, но она всё равно слышит этот нескончаемый поток сострадания, что спускается на её плечи. Она кожей чувствует, что каждый из них хочет и готов обнять её, прижать к груди и от души впечатать приговор «мне жаль, мне так жаль». И хочется бежать, но на бегство нет сил. Хочется кричать, но голосовые связки подорваны. Нет, не правильно.
Ничего не хочется.
И она уходит.
Неважно, сколько она будет сидеть в ванной, сколько раз станет скрести мочалкой по плечам, ничто уже не смоет эту липкую гарь ни с тела, ни с души. Ведьма ходит тенью по Его дому, перебирая в тонких пальцах нефритовые четки, поправляет ткань на зеркалах и останавливает непослушные стрелки часов, каждый раз замирая, когда в коридоре скрипят половицы. София скребется в закрытые двери спальни, на кухне в выключенной духовке стоит вчерашняя шарлотка, которую уже некому будет есть «как вернёмся». Стены сжимают комнаты до размеров ящика письменного стола, они давят и крадут кислород. Воздух, Нильссон нужен воздух и она выходит из дома, закрывая замок на три оборота, прячет ключ под половик и уходит прочь, убирая руки в карманы куртки.
В Лондоне становится холодно, в Лондоне холодно теперь будет всегда.
Умирает солнце, лето, надежда. Умирает всё и с каждой секундой умирает Астрид. Воспоминания блекнут, теряют тепло. Точно огромный особняк, который бросили, оставив в камине пару полений, но скоро и те догорят.
Ей сигналят машины, её пытаются окликнуть, но Астрид продолжает бездумно идти, точно загипнотизированная, смотрит вперёд и ничего не видит, лишь сильнее вжимает голову в плечи, выставляя воротничок бомбира в защиту. Просто идет, идет потому, что нужно. Потому, что на месте стоять уже не может. Мосты, перекрестки, подворотни. На улицы опускается вечер, тьма медленно сжирает очертания крыш и людей, яркие пятна фонарей кажутся назойливыми мошками и Астрид не понимает, как оказывается на извилистой улочке Косой Аллеи.
Здесь пусто, здесь больше никого не ждут и ведьме кажется, что само проведение толкнуло её в объятия этой неровной линии закрытых лавок. Костяшки пальцев, сжимавших четки, скользят по фактурной кладке фасада, цепляясь то и дело за ручки. Ведьма смотрит на всё отрешенно, позволяя странным и бесполезным мыслям прийти в опустевшую голову. Днем здесь будут сновать волшебники, в круговороте своих дел и обид не замечая, что происходит вокруг. Не замечая важного так же, как не заметили магглы, когда они выбрались из подземки. Там, внизу, умер человек, сгорел весь без остатка, а они заботились о том, как бы успеть на последний поезд, заполняли холодный вестибюль, смывший с себя копоть. Их вычеркнули из мира, а Астрид вычеркнула мир из себя. Она скользит вдоль вымершей артерии магического мира, прислоняется плечом к стеклам витрин, отталкивается слабыми ладонями, точно пьяная, но не чувствует ничего. Ценики, акции, акции, ценники. Все продается и всё покупается, но иногда товар заканчивается. Внимание ведьма привлекает старая, обветшавшая лавка, где на витрине стоит пустой постамент, укрытый в пыльный черный бархат. Распродано. Жизнь вся распродана. И шведка с трудом находит в себе силы двинуться дальше, буквально бросая себя на встречу следующего шага.
Скрип.
Дверь, которую ведьма невольно задела, прижимаясь к фасаду, оказалась открытой. Брови вздрогнули, из груди выскользнул сдавленный воздух разочарования. Она оглянулась по сторонам, но не заметила никого рядом. Совсем никого и это было странным. Только сейчас она действительно поняла, что здесь никого не было. Поздний час, принимаю, покупатели давно разошлись по домам к своим семьям и бытовым рутинам, но должен был остаться кто-то. Попрошайки, лавочники, эльфы-уборщики - не бывает абсолютно пустых улиц, особенно в центре Лондона.
Нет, никого.
На Косой Аллее не было ни души, но дверь скрипнула.
И это её не удивило. Ведьма снова загнялуа в витрину, но кроме пыли и выцветших тряпок не заметила ничего стоящего, а дверь, тем временем, приоткрылась шире, точно лавка приглашала её зайти.
Это ловушка, апатично подметил рассудок.
Я принимаю, холодом отозвалось сердце и триккер медленно вошла внутрь, закрывая за собой дверь.
- Ты боишься смерти?
- Нет, - шепчут губы, присваивая себе чужой вопрос. Она проходит вглубь полумрака, отворачивает ширму и видит то, что видеть была не должна, а пальцы несознательно плетут заклинание.
- Круцио!
Боль выходит со светом и девушка заворожено смотрит на её искры, точно разглядывает яркую гирлянду. С кошачьим любопытством, наклояя голову на бок, не выражая ничего опредленного мимикой. Её не удивляет то, что происходит, её не пугает то, что она видит и она не получает никакого удовольствия, не чувствует сострадания - сердце сквовала толстая корка льда. Холодный взгляд обращается от жертвы к истязателю и Астрид разко разводит руки в сторону, расправляя нить заклинания, точно хлыст. Мужчина оборачивается через плечо, его палочка по прежнему направлена остриём к жертве. Нильссон приподнимает брови в немом вопросу "что?" и резко бросает:
- Экспелиармус ! – это не её дело, не её война, не её битва. Астрид не должна была вмешиваться, она могла пройти стороной, позвать не помощь, спугнуть мародёров сторонним шумом и остаться в тени. Но дело в том, что она уже давно не делает того, что должна была. Она уже и вовсе никому ничего не должна. Свободна от обязательств, свободна в действиях и абсолютно безразлична.
Палочка выскальзывает из рук и лассо заклинания, прежде чем осыпаться пестрыми искрами на пол, швыряет её в дальний угол.
- А ты боишься смерти? - она не знает, кто перед ней стоит и не знает, что должна бояться. Нет-нет, она ничего не должна, это ей задолжали. Ведьма, точно столкнувшись с грабителем в подворотне, бросается на острый нож. Не от геройства, не ради справедливости, а потому, что ей самой задолжали смерть. Тонкие пальцы вновь касаются нитей магии, сплетаясь в очередную цепь, пока она ждет ответа. Ждет и смотрит в холодные глаза убийцы.
Удар.
Это забилось её сердце.
Наконец-то.

0

6

Их трепетно ждут и беззаветно любят

— Ты ничего не чувствовал, тебе было всё равно. И не я одна этим расстроена

http://68.media.tumblr.com/66e9d2561e4cdb51c5275c6da6c44ca1/tumblr_inline_nrzlvhH9Kb1t3kp63_500.gif
Zoe Saldana

Дисеммиарт Забини
объект возжелания, глава штаб-квартиры ирландско-английской лиги квиддича

ВОЗРАСТ:
35 лет

СТОРОНА:
нейтральная, но поддается обсуждению

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не смотря на довольно странное и неординарное имя, данное при рождении она являет собой с виду совершенно обычную, спокойную персону. Однако, на самом деле эта молодая женщина полна идей и чертовски целеустремленная. Диссемиарт, или как часто её называют, просто Миа умеет чувствовать эмоциональное состояние собеседника и то, как и когда влиять на него эмоционально. Миа всегда могла сыграть соответствующую роль и не одну, она может отыгрывать несколько ролей с разной эмоциональной окраской. Миа способна подстраивать ситуацию и подстраиваться под нее так, чтобы проявить именно те эмоции, которые нужны для достижения желаемой цели, и выбирать для этого идеальный момент. Эта прекрасная молодая женщина знает, как заставить человека восхищаться ею и начать уважать. Как никто другой она способна выбрать идеальный момент для эмоционального воздействия – так было всегда, еще с детства, в школе она была настоящей душой компании и всегда могла постоять за себя, возможно именно по этой причине её любимым занятием стали не обычные девичьи забавы, а спорт – игра в квиддич. Позже, после выпуска из школы, она не стала заниматься им серьезно, хотела попасть работать в Министерство, но работа в отделе магического транспорта, куда её определили в самом начале в какой-то определенный момент показалась скучной, однообразной и недостаточно хорошей, чтобы посвятить ей всю себя. И Миа подала заявление о переводе в отдел магических игр и спорта, где стала главной штаб-квартиры лиги квиддича и где, как ей показалось, дела пошли на лад.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В планах легкое противостояние приправленное страстью и желанием. Не смотря на то, что они могут быть связаны в плане спорта и отношения к нему на первый план выносятся именно чувства. Молодая женщина, которая является не последним человеком в своей сфере, имеет поклонников и множество друзей и разведенный мужчина, преданный своему делу, который порой бывает слишком резким со всеми, кто его окружает. Это не будет любовь, но и просто сном в одной постели это не ограничится (а до этого вполне может дойти).

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я буду хотеть Вас, пытаться заполучить, но в определенной манере, которая исключает букеты цветов и вечерние прогулки под Луной. Мы сможем найти что-то, что свяжет нас вместе, несмотря на разность взглядов на жизнь и отношение ко внешнему миру.

Пример игры

0

7

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Yet human intelligence has another force, too: the sense of urgency that gives human smarts their drive. Perhaps our intelligence is not just ended by our mortality; to a great degree, it is our mortality

https://68.media.tumblr.com/9b86cecf999500bbee98615663944ab3/tumblr_odpy9dilQP1qkt655o4_r1_500.gif
Jeremy Irons
(у вас не будет и малейшего шанса меня переубедить)

Kenneth James Sherman
Заведующий отделом ранений от живых существ, Св. Мунго;
учёный и писатель с мировым именем

ВОЗРАСТ:
>50

СТОРОНА:
кладезь знаний и опыта Ордена Феникса

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
скайп: evyniam

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Человек исключительного ума, искромётного чувства юмора и безукоризненного стиля. За тщательно подобранными пиджаками и манерами бывалого короля Кеннет не скрывается. Ему это и не нужно - скрываться. Он выделяется из любой толпы, не прилагая к этому совершенно никаких усилий. Ему ни к чему никогда и не приходилось прикладывать усилий - всё всегда получалось само. Автор бесчисленного количества статей и книг, для него всё и всегда было бы словно игрой. С именем, гремящим на весь магический мир за исследования в разделе медицины, Кеннет мог бы каждый день лишь ездить с приёма на приём, но его своя нынешняя позиция вполне устраивает. Особенно количеством подарочного вина и шоколада, что скапливаются в кабинете, и ради которого не нужно ничего делать.
Не выносит две вещи: бюрократию и ответственность. Он давно мог бы стать управляющим всей больницы, но даже на роль заведующего отделения его заталкивали годами. Любую ситуацию он способен превратить в удачную шутку. Помимо маэстро медицины является мастером сарказма, гением искренних улыбок и мастером поддержать в трудную минуту. С радостью пройдёт мимо, похлопает по плечу, и предложит плитку только подаренного горького шоколада.
Энергия бьёт фонтаном, словно бы у трёхлетнего ребёнка. Шермана нередко можно увидеть гуляющим по коридорам, заходящего во время рабочего дня в Три Метлы "отдохнуть" и активно бубнящего себе под нос. Вероятно, был бы он на волосок менее значим в своей области, его бы обвинили в отсутствие серьёзности. На что Кеннет, непременно, рассмеялся бы, закинув голову, и сказал, что нет в людях трагедии хуже, чем серьёзность.
Он мог бы учиться на Рейвенкло, но не стал. Гриффиндорская душа, это был даже не его собственный выбор. Та самая душа, что выпустилась из Хогвартса с одними из лучших оценок, а затем исключительно ради юмора получил степень в прикладной математике и теоретической физике в абсолютно маггловском Кэмбридже. "И там мантии, и там мантии", отвечал он со смехом, чем и заработал несколько укоризненных статей от журналистов Ежедневного Пророка. Статьи эти Кеннет посчитал своим высшим достижением и гордо повесил в рамочке на собственную же стену.
Несмотря на кажущуюся занятость, даже у человека, никогда его не встречавшего, язык никогда не повернётся назвать его "женатым на работе". Если уж на то пошло, то Кеннет не выглядит вовсе ни на ком женатым, а принадлежащим исключительно самому себе. Он нередко говорит, что никто не может пережить неустанного нахождения рядом с ним. Шутит или нет - уже не понять. При первой встрече он вызывает абсолютный восторг, три десятой - раздражение. На тридцатой ты понимаешь, что тебе никогда не успеть за этим человеком, и с этим многие не могут смириться. Наверное, иногда это его задевает. Но Шерман не из тех людей, что опускали бы голову на долгое время.
Человек исключительно искренний, умеющий любить любого достойного человека всем своим сердцем. И ему всё равно, маггл ты или нет, оборотень ли, вейла ли, да хоть наполовину унитаз. Кеннет никогда не был человеком предвзятым, и гордится множеством друзей-магглов, что он завёл себе ещё со времён университета. Он всегда готов помочь Ордену Феникса уложить тьму на лопатки, вот только Кеннет никогда не был человеком, что бросался бы с палочкой наголо на баррикады. Но он знает гораздо больше, чем показывает. И в этом и заключается его вклад. А в настоящую битву пусть идут молодые.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В тот момент рокового интервью, когда молодая Эрин пыталась попасть в больницу Святого Мунго, Кеннет был единственным человеком, что когда-то в неё поверил. Тем, что принял девочку к себе под личный присмотр несмотря даже на то, что все остальные присутствующие качали головами и говорили, что Эрин никогда не стать целителем. И пускай это была очередная странная причуда - он увидел в ней тогда нечто, что не увидели остальные.
Эрин всем, чем могла, оправдывала оказанное доверие, а Кеннет протянул и к ней крыло своей заботы, начиная видеть её как собственную внучку. Узнав о том, что она сказала, что с её собственным отцом они были однофамильцами. Кеннет увидел одиночество, которого не видел, пожалуй, больше никто, включая и саму Эрин. Ну и, безусловно, он нашёл в старательной и забывчивой девочке истинного ценителя его любимого вина.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Хотелось бы, чтобы игрок на эту роль не играл только с Эрин, но искал новой игры и отношений. Можно вписать себя в уже существующую семью, это будет только здорово.
Предполагаемый сюжет (которому следовать не обязательно): несмотря на свою аполитичность, Эрин начинает касаться подпольной войны так или иначе. Кеннета волнует то, что отец Эрин пытается воспользоваться и ей, и её лучшей подругой, и он попробует заставить девочку трезво оценить происходящее вокруг неё. Возможно девочку придётся даже прятать.
Вполне вероятно, что прятаться придётся и самому, потому что громкий голос Кеннета как мирового учёного звучит против возмутительной дискриминации против оборотня. А крепкая его рука как практикующего целителя готова лечить любое существо, зарегистрировано оно или нет. Едва ли министерство будет довольно это терпеть долго.

0

8

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В АД ПУСКАЮТ БЕЗ ОЧЕРЕДИ

https://media.giphy.com/media/k8gB8ku1lNY3K/giphy.gif
Lee Pace

Bartholomew "Bart" Wood
"начальник", аврор, охотник на оборотней

ВОЗРАСТ:
30 лет

СТОРОНА:
Министерство Магии

ЧИСТОТА КРОВИ:
Полукровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
avantena

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не знаю, чем руководствовался этот надменный человек, возглавляя отряд по охоте за оборотнями, но получается у него это прекрасно. Он слышать не хочет о том, чтобы проявить хоть каплю жалости к обращенным в волков. Даже зарегистрированных оборотней он презирает.
Невероятно хитер, вертит людьми так, как ему захочется. Спокойно пускает пыль в глаза, очаровывает как питон бандерлогов всех, кого встретит на своем пути. Эмоционален, склонен к яркому проявлению эмоций, своеобразному актерству, длинным монологам и показательным выступлениям с голубями из карманов и кроликами в шляпах.
Использует привязанных к отделу оборотней для поиска их сородичей как каких-то рабов, часто им угрожая расправой, плохим концом и вообще не самой удачной жизнью, всячески их унижая. Жестокий человек. Но ему приятно, когда подчиненные на его стороне не из-за страха, а из-за восхищения и согласия с его идеями. Поэтому толкает свою идеологию (а его взгляды на жизнь достойны толстой книжки в каждой библиотеке мира) везде и всюду.
Использует отдел по поимке оборотней как возможность подняться в аврорате. Сторонник крайностей нынешнего министра магии, но еще более радикальней.
У него есть и личный "питомец" - раненый оборотень из Мунго, помогающий отслеживать свою стаю, Ян.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я один из добровольцев в специальном отряде по поимке оборотней. Слабое звено, так сказать, - не колдую особо, но многое достать сумел. А Вуд считал по началу, что меня вообще в аврорате быть не должно, что таких, как я, оборотни на завтрак кушают. Со временем я доказал свою пользу делу, но стал сомневаться в том, стоит ли вообще так радикально устранять оборотней. Барт же только усилил свое влияние на мое мнение. Результат? Я все равно принял сторону оборотней.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Ожидаются философские беседы, споры, какие-то попытки придти к дружбе и сотрудничеству, обреченные на провал. В итоге - презрение к слабой единице. Абсолютное, без каких-либо шансов на сотрудничество. В итоге обоим нам станет, скорее всего, плевать. Я уйду от магии в принципе, а Барт продолжит взбираться по карьерной лестнице, получая заслуженные награды в Министерстве и улыбаясь со страниц Ежедневного пророка, который я не читаю. Естественно, при желании и доли интереса с обеих сторон история может развиваться иначе.

Пример игры

Приближается осень, какая по счету, приближается осень,
новая осень незнакомо шумит в листьях,
вот опять предо мною проезжают, проходят ночью,
в белом свете дня красные, неизвестные мне лица.

Гром пробегает по всему горлу, вытягивая все, что можно в нем почувствовать, в сплошную боль. Шероховатую, которую можно почувствовать при едином вдохе, дрожью раскатывающемся по трахее. Стучит по стенкам, отдается в ушах барабанной дробью перед открытием занавеса, подбирается к подбородку и выхватывает голос. Непроизвольное тихое бормотание, в которое Амос ничего не вкладывает, узнавая в этих ударах свой черный омут из страха. И чтобы выбраться из него, когда даже плечи начинают трястись, Диггори-старший хватается за протянутый ему Аресом канат из непонимания, в которое опустилась ненависть. И в то же время думает: до паники его доводит реальный страх не за родного брата, а перед ним; реальный шанс, что тот в следующее полнолуние вырежет его, как вырезали поезд те клыки. И Седрика. И мать, если она останется в тот день в «Порту», а не вернется в «Маяк». Оборотни же не отличают своих родных от обычных кусков из мяса, они откликаются только на зов себе подобных, живут только с ними. Понять волка может только волк.
– Она сошла с ума от горя, я видел. Может, все совсем не так, может, она смирилась, но я видел в ней то же, что было с каждым из нас… Бен, еще один твой старший брат, он ушел из большого спорта, он ушел из семьи, он наказал меня за то, что я не смог сделать. Прошу, не наказывай ты меня! – переходит на крик, держа протянутые руки в воздухе, словно бы требуя что-то у Ареса. Отдай, верни, верни мне брата. Оставь своего оборотня в лесу, пусть он живет где-то там, грызет своих кроликов, брата оставь здесь!
Сердце заходится холодным стуком, когда Диггори неконтролируемо трясет. Он беспомощно опускает руки, уставившись тупым взглядом на ботинки младшего брата. На лице – ярость, свойственная людям, когда они осознали свое бессилие: глаза замирают на одном месте, а губы кривятся, выражая все большее отвращение с каждой секундой. Жалкий, маленький человек, знающий законы и тихо их выводящий, словно за спиной стоит Лисий и оправдывает тебя: ты убил, но убил закон, черт возьми. Ты убиваешь своего брата.
Амос резко запрокидывает голову, чувствуя, как за шиворот забегает морось, пропадает на воротнике застегнутой на все пуговицы рубашки, скатывает по вывихнутой шее. Или ему кажется, что кто-то ее свернул – с целительством у него всегда были проблемы. Отступает к противоположной стене переулка, ударяется о неровную кирпичную кладку и скатывает по ней в грязь, пачкая плащ в мусоре. Его крутит, его швыряет из стороны в сторону, он не чувствует своего места в мире. Потому что когда Арес уйдет – Амос уверен, что стоит ему отступить, как призрак младшего брата раствориться в Лютном переулке, – ему некуда будет идти. Сразу наваливается смерть Айрин, сразу наваливается пропажа Бьерна, сразу наваливается сумасшедшее спокойствие Астрид и глухота Грейс, чья сестра тоже теперь только воспоминание. И Седрик, которому чертовски не повезло стать сыном беспомощной букашки, и Барти, которому он соврал… И, и, и – Диггори захлебывается лондонским дождем, кажется, могла бы напасть икота, но ему не хватает воздуха.
Он смотрит на Ареса как ребенок, как будто ему снова десять лет, а Арес словно бы снова раньше всех нашел пасхальные яйца, когда нерасторопные старшие братья только позавтракали и вышли из дома. Не растворяется в дымке. Фантомная боль в плече.
– Они будут убивать, я не хочу ни чьей смерти. Но уже столько человек было убито… – Боль переходит на шваркающий голос, Амос переходит на немецкий, впиваясь пальцами левой руки в свое плечо. Утопающий в мусоре, ни чем не отличающийся от всякого сброда, что падает здесь по углам. Что он показывает Аресу? Счастливого чиновника, занявшего его место во главе департамента, которого потряхивает или от страха, или от истерики – кто поймет?
– Тебе правда не хочется знать, что было в те двадцать лет, которые ты не помнишь? Ни семью, ни Хогвартс, ни министерство? – беспомощный голос из черного сгустка, который зовется Амосом Диггори – разбитым. Похорони кого-нибудь еще раз, почему нет? Надежда, с который он жил все это лето, может вытирать столы где-нибудь на том конце Лондона. Или вообще быть выброшенной в камин злосчастного посольства ФРГ – Крекер будет только рад потоптаться на дорогом для Диггори.
– Будешь готовить клыки для тех, кто придет за тобой? Они придут, у них уже есть планы, и не мне останавливать авроров – сам знаешь, насколько сла… Не знаешь. Не помнишь. Ты не помнишь своей жизни здесь, а значит не знаешь мест, а авроры знают. Хит-визарды каждое деревце используют против вас. Умереть? Еще раз? Тебе нечего терять?
Его озаряет словно бы что-то в этом мире можно изменить. Амос поднимается на ноги и делает неуверенный шаг к младшему брату, заглядывая тому в глаза с надеждой, в которой плещется паника. Сумасшедшая надежда.
– Ты не хочешь вспоминать, чтобы не быть слабее? Не цепляться за жизнь? Чтобы ничего не терять?

0

9

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Ладно. Я тогда просто оставлю тебя в покое. После того, как скажешь своё имя.

http://vignette3.wikia.nocookie.net/teenwolf/images/d/d7/Alpha-derek-hale-teen-wolf-tyler-hoechlin-Favim.com-2437124.gif/revision/latest?cb=20151202194227&amp;path-prefix=ru
Tyler Hoechlin

Darren Drennan / Даррен Дреннан
For Peter: человек, с которым он вместе будет познавать, что такое отношения без границ, попробует пройти через неприятности, принятие самого себя и понятия «мы».
For Seachnall: лучший охотник в команде, которую тренирует, человек, которого хочется забить битой до кровавых соплей, но это не происходит из-за скрытой симпатии, что чувствует к нему.

ВОЗРАСТ:
29

СТОРОНА:
ПС

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ


Касательно характера:
• Упорный, всегда умел и привык добиваться своего, именно потому знает разницу между тем, чего хочет и что ему действительно нужно.
• Амбициозный, но в силу возраста недостаточно силен морально, чтобы бросить вызов кому-то постарше и посильнее.
• Искренний, всегда и со всеми, говорит то, что думает и признает собственные чувства, которые испытывает, не важно, будь это человек или вкусно приготовленная пицца с сыром.
• Умеет поддержать, если видит, что того требует ситуация.
• Не слишком доверяет людям, пытается всегда сначала узнать человека, но в силу своей открытости, практически ничего не утаивает с начала общения.
• Принципиальный, если сказал «нет», то это значит «нет».
Касательно биографии:
• Закончил факультет Слизерин
• С родителями были достаточно сложные отношения, отец его был полукровным и мужчина буквально испытывал ненависть к нему, из-за чего хотел казаться сильнее, будто это могло изменить чистоту его крови, в итоге добровольно пришёл к оборотню (Фенриру) и попросил у него укус, выявив желание попасть в стаю.
• В школе играл в квиддич с удвоенным рвением, сделал неплохую карьеру охотника, попав в команду где тренером был Шеналл Сэлвин, после одной из тренировок познакомился с его сыном Питером.
• Стоит на стороне Пожирателей, появляется обычно в компании других оборотней.
• Не пьет оборотное зелье из личных принципов (зверь должен не только быть зверем, но и чувствовать себя им).

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ


With Peter: для парня это самый странный полукровка, наверное, во всем мире. Ведь сам Питер играет в квиддич, поступил на Гриффиндор, бесит родителей, но если отец едва сдерживает порывы гнева, то мать принимает его таким какой он есть, именно поэтому он не может разобраться в себе, построить отношения с девушками и будто его жизнь сама требует того, кто поможет ему убедиться в том, что любовь не зависит от пола. В столь сложные времена между ними обоими зарождаются неопределенные чувства. Только если состоявшийся, достаточно взрослый Даррен понимает, что к чему, то Питера просто необходимо направить.
With Seachnall: Естественно, отец Питера будет против. Его лучший охотник подкатывает к его сыну? Мужчина желает видеть внуков и точка, но в тоже время Даррен нравится ему, ведь знают они друг друга достаточно давно. Возможно, гнев можно сменить на милость.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

With Peter: что случится, когда отец поймёт, что мы в одной лодке с черепом и змеей на носу? Поможет это или только усугубит ситуацию? Ах да, самый странный чистокровный отец в мире эту часть жизни недолюбливает.
With Seachnall: Выпьем виски и увидим… но на самом деле это будет некое противостояние, сначала лучший охотник окажется на скамье запасных, громкие и неприятные фразы будут лететь в его сторону, Шеналл практически будет плеваться ядом, что, возможно, и подтолкнет Даррена поговорить по-мужски. Однако, что значит «по-мужски» в их случае?

+++

Питер обожал квиддич. Его сердце принадлежало этой прекрасной игре ровно с тех пор, как отец сводил маленького Питера на матч. Игроки со свистом пролетали мимо трибун, за движением нескольких мячей невозможно было уследить, что уж говорить о неуловимом золотом снитче. Питеру удалось увидеть его всего раз за ту игру, и то, когда ловец разжал свою руку и трибуны взревели. Но все равно мальчик весь день ходил  гордый, с навязчивой идеей когда-то сесть на метлу.
В одиннадцать Питер уже уверенно летал и представлял, как трибуны будут выкрикивать его имя, в воздухе взорвется фейерверк с его изображением, а известные команды будут устраивать целые дуэли на палочках, чтобы заполучить такого игрока, как Питер Шеналл Селвин! Обычно его фантазии обрывались писклявым голоском их домашнего эльфа, который звал мечтательного парня обедать.
На четвертом курсе юного гриффиндорца приняли в команду, это был лучший день в жизни парня после развода родителей. В честь этого он даже написал им письма, но, как и всегда, получил лишь вежливый ответ их помощников.
Питеру уже семнадцать. И пусть цели в его жизни немного сместились в сторону примирения враждующих родителей, когда парень задумывается о работе, то в голове раз за разом всплывают воспоминания о его первой игре: адреналин, бурлящий в крови, свист ветра, ласкающего лицо, крики возбужденных фанатов, решительные взгляды противников и  его команда, играющая, как один механизм, как часы, которые вечно спешили у его матушки.
Да, определенно, задумываясь о будущей профессии, Питер выбирал квиддич.
Когда думаешь, что же может принести блестящую победу твоей команде, в голову приходят самые разные мысли: дружеские отношения между ее членами, долгие тренировки до посинения или отточенные навыки? Да, все это важно, но одним из залогов успеха была скорость. Метла. Даже если твоя команда тебе как семья, если ты полностью забываешь об учебе, пропадая на тренировках, даже если ты бог тактики и стратегии, тот, кто быстрее, тот кто говорит со скоростью на ты, тот, у кого самая быстрая метла, принесет своему факультету победу.
Питер был из богатой семьи, он мог себе позволить любую, хоть новую модель, хоть ручную работу с края света, да что там, у него и так была невероятно быстрая Тайфун. Однако он все равно любил порой заходить в уютный магазин принадлежностей для квиддича и смотреть, рассматривать, изучать новинки, сравнивать и спорить с продавцом о том, какая лучше.
Вот и на этот раз парень бесцельно блуждал по Косому переулку и решил заглянуть в любимый магазин. Кажется, он даже слышал усталый вздох продавца, который, будь его воля, спрятался бы от парня под прилавком.
Тут тебе и пятый Чистомёт, и забавная Хвостатая комета, и о чудо! Самый настоящий эксклюзив, гостья из страны восходящего солнца — Яджируши! Питер нетерпеливо взял метлу в руки, представляя толстый ствол сакуры, из которой сделана метла.
— Откуда тут такая красавица?
"

0

10

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Ты не видишь как из тела ускользает их душа.

http://sa.uploads.ru/huT3X.gif
James Norton

Киллиан Фоули | Cillian Fawley
друг, безработный волшебник

ВОЗРАСТ:
22 года

СТОРОНА:
ему всё равно

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, ЛС, а дальше найдём способ

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Я помню тебя разным…Ты родился в одной из чистокровных волшебных семей. Первый ребёнок, сын – тебя любили, действительно любили. Никаких ширм, за которыми скрываются семейные скелеты, нет. Фоули – счастливое семейство.
Когда пришло время, Хогвартс обзавёлся невероятно энергичным, умным ребёнком. Преподаватели отмечали твои таланты, фраза «великое будущее» звучала столь часто, что в какой-то момент намертво засела в детском разуме. Никто и никогда не отрицал. Даже родители согласно кивали, постепенно рассказывая, что ждёт тебя в будущем: наследство, связи, работа, свершения. Не стоило, наверное, говорить об этом так рано.
Постоянное, пусть и мягкое, но давление, со временем вызывало не гордость или радость, лишь негодование с отчаянным желанием перекроить положенный порядок или хотя бы отсрочить его приход. В школьные годы ты ни в чём себе не отказывал: сколько тайных дуэлей было проведено с твоей подачи, сколько шалостей скрывала твоя фамилия? Самый умный юноша школы веселился так, словно каждый день для него был последним. Злило всё, мешавшее этому образу жизни: преподавательские беседы, семейные разговоры. Никто из них ничего не понимал. Никто из них не мог представить, какой груз ответственности должен был лечь на его плечи, никто не пытался его ослабить. Даже появление сестры мало что в тебе изменило. Пример для неё – пересекая Хогвартс ты за минуту превращался в совершенно иного человека. Наверное, взрослые смирились. Терпеливо ждали окончания затянувшегося подросткового бунта, разрешая быть тем, кем ты есть – подростком.
Окончание Хогвартса ничего не изменило. Способный не появляться дома днями, ты отчаянно пытался вкусить плод жизни, пока клетка из обязательств не захлопнулась, оставляя в ней очередного пленника. Разговоры не помогали, угрозы вызывали приступы злости. В высшем обществе давно махнули рукой. Ум умом, но годы идут, ты не пытаешься изменить ставший привычным весёлый уклад собственного существования. Но всё изменилось одним вечером. После ты скажешь, что этот разговор был так похож на предыдущие: отец требовал найти работу, перестать вести себя столь недостойно, в ответ получая колкие, обидные слова. Со злостью хлопнув дверью, ты пошёл в холодную лондонскую темноту, желая остыть, чтобы вернуться домой и ты вернулся. Вернулся на пепелище.
Твой отец был гениальным человеком, сколько я его помню, стремился создать нечто полезное, нужное. Потом все будут говорить, что произошла ужаснейшая ошибка, но ты будешь глух к этим словам. Сам для себя решив, что именно те слова стали причиной неправильного смешивания ингредиентов, превративших возможное лекарство в смертельный взрыв, ты обвинишь себя во всём. Похоронишь отца, мать, сестру – всех, кого смерть настигла в ту ночь, отстроишь собственный дом и запрёшься там на все замки, позволяя лишь немногим друзьям пересекать его границы.
Я навещаю тебя. Каждый месяц в определённый день прихожу в опустевший дом, пропитавшийся отчаянием и горем, чтобы вместо доброго друга вновь и вновь видеть постепенно угасающего человека. Ничего не осталось от некогда весёлого, находчивого, умного и совершенно невероятного Фоули. В тебе копится только злость на себя самого, а грусть и горе тяжёлыми цепями приковали к собственному дому, не давая выбраться наружу. Я хочу помочь тебе, Киллиан. Больше всего на свете хочу помочь.     

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Это долгая дружба, частые походы в гости, общение. Они знают друг друга почти на протяжении всей жизни, видели взлёты, падения. Оба переживают свои трагедии, способные сломать так сильно, что никогда не оправиться. Таких людей дороги никогда не разводят в разные стороны, их тропинки всегда переплетаются в определённой точке. И именно сейчас, когда он сдался, а она близка к этому, должна возникнуть именно такая точка. Двое разбитых жизнью людей как никто поймут друг друга и станут ответом на сложнейший вопрос: «Как жить дальше?».

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Долгое восстановление. Киллиан долго жил как хотел и ситуация с родителями его подкосила. Такому человеку предстоит заново отстроить собственную личность, вспомнить вкус жизни, заново её полюбить. Роксана сейчас сталкивается с такими же испытаниями, меняющими мировоззрение, поэтому ей необходимо на кого-то опереться.
Посты я пишу со средней скоростью, к своей ролевой семье отнесусь со всей теплотой, обеспечу уютом, объятиями от Роксаны и интересными сюжетами. Могу обеспечить и графикой, если потребуется.
Приходите, я буду ждать.

Пример игры

Назвать это мероприятие скучным язык не поворачивается. Скучно — это общество двадцати двух французских волшебников, распивающих чай в гостиной, заставленной безвкусной мебелью и пропахшей сигаретами, смешанными с отвратительнейшим парфюмом, так любимым моей достопочтенной бабушкой. Никому ведь нет дела, что он примерно одного с ней возраста, главное, что разносит амбре почившего в муках животного с невероятной скоростью. Вот это скучное мероприятие, а здесь... здесь не так плохо. Возможно.
Интересно, Олли продумал этот момент, когда приглашал меня? Раз сам попался на удочку Слагхорна, нельзя же прийти самому, нет. Будущая жена обязана разделять все тяготы, выпадающие на долю супруга. Особенно такие страшные, как рождественский вечер в окружении живых трофеев нашего декана.
И всё же, это мероприятие, пусть и посещающие его скорее подберут такое описание как "медленная казнь" или "мероприятие, на которое и сама Смерть не явится". Вот как раз из-за таких настроений оно и выходит не столь весёлым, как хотелось бы, а ведь на подготовку у меня ушло время. Да-да, время. Нельзя же появиться невесть в каком виде, позоря своего кавалера. Правда, едва ли Оливер мог помыслить о спутнице, представшей на мероприятии в столь алом платье, но тут винить меня не в чем. Боюсь представить, сколь страшные цели преследовала мама, выбирая подобную ткань: насолить отцу или не оставить незамеченным появление дочери, чьи факультетские цвета были совершенно другими. Неважно, ловить непонимающие или слегка недовольные взгляды представителей львов даже весело. Если совсем нечем себя занять.
Медленно и почти вальяжно небо накрывали вечерние сумерки, погружающие странно освещаемое огнями мероприятие в мягкий полумрак. Лица моих собеседниц слегка затемняются, но когда это может послужить поводом к прекращению беседы? Другого здесь не дано, ведь мой единственный кавалер пытается сказаться увядающим цветком, решившим окончательно потерять остатки жизни близ камина. В очередной раз поправляя вьющиеся пряди, мягко щекочущие ухо, я невзначай поворачиваю голову в его сторону и мягко улыбаюсь. Нет, нельзя оставлять в одиночестве столь печальную личность. Несколько слов извинений собеседницам и я направляюсь к Оливеру под звук мелодии, играющей самый медленный танец на свете, да шелест юбок изысканного подарка.
Рядом с ним хорошо. Может до мягкого дуновения ветерка, заставляющего забыть о дурманящем жаре гостиной, может от руки, вложенной в чужую руку с невероятной лёгкостью. Как бы то ни было, мне хорошо. Смешок вырывается сам собой, стоит только отзвучать негромкому, но крайне недовольному тону.
— Словами нельзя передать, насколько это невежливо и как такое могло прийти в Вашу голову, мистер Сэлвин. Поэтому, я и не передам, — весело заключаю я, опуская голову на плечо друга. — Когда его усадит в кресло очередной кусочек ананаса — мы направляемся к выходу.
Случиться подобное должно очень скоро: музыка, освещение, сытость и теплота воздуха сделают своё дело. Нельзя допустить, чтобы друг страдал, посему, мы пренебрежём правилами хорошего тона. Да и всяко лучше увести Оливера, ведь есть у него невероятный талант — плохим настроением он заражает ещё быстрее, чем хорошим. Чего стоят эти грустные глаза, усталый вид, отсутствие улыбки. А когда начинает говорить об этом — считайте, что вы почти отправлены в страну печалей. Разглядывая угрюмое лицо Сэлвина, краем уха я всё же слышу шаги близ нашей обособленной пары, отчего взгляд приходится перевести. Мягкий, приветливый кивок достаётся Рабастану, а вот Оливеру вздох, после столь колкого замечания в адрес мероприятия. Легко говорить человеку, весь вечер сторожившему камин. Сэлвин проявляет чудеса беспамятства, спешит нас познакомиться. Не следует мешать его попыткам. Чистокровные семейства, если не знакомы по принципу "однажды мой прапрапрадед выдал собственную дочь за Вашего родственника по линии вон той семьи, с которой мы тоже должны познакомиться", то светские рауты способны свести всех и каждого, особенно, если общество взрослых перестанет доставлять удовольствие. Но кто знает, быть может годы проживания под крышей одного факультета так и не смогли помочь нам с Лестрейнджем познакомиться.
— Да, точно так и есть, — произношу я на последнюю фразу друга, а после отчётливо осознаю, как быстро он ускользает. Странное чувство, оно возникает порой быстрее, чем это случается, и всё же, так долго мы знаем друг друга, труда не составляет понять, в какой момент ты становишься лишь фоном. Неприятное чувство, что поделать. Но пока ещё мне интересны планы почти готового выпорхнуть из насиженного гнезда оперившегося птенца, отделаться будет сложно, Олли. И потому полный интереса взгляд переводится на другого слизеринца.

0

11

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Любовь без огня, победа без боя

http://funkyimg.com/i/2qLwk.gif
Max Irons

Steven Bagnold/Стивен Бэгнольд
самый лучший сын

ВОЗРАСТ:
23 года

СТОРОНА:
министерство магии

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Несколько фактов биографии:
- Стив родился в декабре 1956 года в семье Миллисент и Айзека Бэгнольд;
- Первый ребёнок в семье, старше сестры Лоррейн на 3 года;
- В 1967 году, когда Стиву было десять, отец-магозоолог уехал в очередную экспедицию и не вернулся. Позже стало известно, что его растерзали оборотни;
- Закончил Гриффиндор или Рейвенкло;
- В школе скорее всего посещал дуэльный клуб, мог играть в факультетской сборной по квиддичу;
- После Хогвартса успешно прошёл стажировку в аврорате и теперь работает аврором;
— В октябре 1979 года впутался в любовное приключение с супругой Итана Брогана (нынешний заместитель министра магии).
В остальном не ограничиваю, давая возможность практически полностью слепить своего персонажа.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Любимый сын - и этим всё сказано. Защита и опора, главный помощник. В десятилетнем возрасте Стив дал себе и матери обещание, что станет как папа - будет рядом и закроет собой от всех-всех бед маму и сестрёнку. Бесстрашный, готовый бросится на помощь семье в любую секунду.
Катализатор многих ссор Миллисент и Лоррейн. Он умеет подбирать слова так, что напряжённая атмосфера постепенно сходит на нет. Никогда Милли не слышала от него упрёка, что она слишком мало внимания уделяет своим детям - наоборот, лишь заботливое "постарайся не задерживать допоздна".
Старшая Бэгнольд по-настоящему может гордиться своим мальчиком. И пусть она часто сетует, что работа аврора опасна, пусть она с огромным трудом отпустила сына в аврорат, она знает, что плохих людей в аврорате не бывает.

Она может доверить сыну многие свои переживания. Часто просит у него совета и прислушивается к его мнению. Мечтает, что когда-нибудь он займёт пост главы аврората, но при этом никогда не вмешивается в его работу, не желая делать ему поблажки, чтобы за его спиной не шептались, что у Стивена Бэгнольда блат.
Именно Стив частенько пытается найти матери мужчину, чтобы та вновь оттаяла, он понимает, что нельзя всю жизнь жить воспоминаниями об Айзеке. А Миллисент в свою очередь приглядывает сыну невесту, чаще всего в шутку, понимая, что если Стивен влюбится, то она будет не в праве ему мешать.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Всё обсуждаемо, не против идти на компромиссы (даже внешность меняема, если вам удастся подобрать кого-то настолько же похожего на Бланшетт и Дебики).
Посты пишу преимущественно от третьего лица, очень сильно зависима от вдохновения, поэтому могу ответить сразу же или через некоторое время понять и простить хд
графикой обеспечу, любовью тоже))
До середины апреля нахожусь в глубоком лоу из-за сдачи экзаменов, после них вернусь в обычный темп игры.

0

12

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Я по следам бегу упрямо, припадая к земле:
Ищу тебя, о мой единственный враг!

http://www.turkcealtyazi.org/resimler/prs/1587729/m-finn-wittrock-1q624.jpg
Finn Wittrock

Джеймс Поттер
заклятый враг и самый лучший муж для Лили

ВОЗРАСТ:
19 лет

СТОРОНА:
Орден Феникса

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
Гостевая, ЛС

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ


Чистокровный довольно талантливый волшебник. В семье был поздним и единственным ребёнком, а поэтому родительской любовью и заботой был не обделен. От скромности ты точно никогда не умрёшь, да и за словом в карман не полезешь. В далеком 1971 году ещё в  Хогвартс-Экспрессе познакомился со своими будущими друзьями, за которых теперь готов жизнь отдать. Не смотря на веселый нрав и посредственное отношение к учёбе, умудрился закончить школу довольно хорошо. Идиотам везет, не иначе.
Словом, о Джеймсе из канона известно многое, хотя также есть и много пробелов, которые вы можете заполнить на свой вкус. Хотите ли видеть его любящим мужем или человеком с начинающейся паранойей, ввиду перспективы стать отцом, - решать по большей части вам. Если вспомнить, что Лорд не раз предлагал чете Поттеров присоединится и всякий раз получал отказ, то хочется видеть Джеймса стойким, упрямым и в меру жестким человеком, когда дело касается безопасности семьи, идеалов и убеждений. Мы не тешим надежд, что олень был ангелом и не задумывался о темной стороне, но всегда перевешивал Орден. Быть может, Дамблор был очень убедительным, а может и Джеймс пошел на шантаж, понимая, что может грозить ему и семье.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ


Северус
Это нелюбовь с первого взгляда. Ленивый зазнайка и выскочка, который не упустит момента показать своё превосходство над другими. Ты человек, которого я никогда не буду уважать. Однако эту высокую стену неприязни и вражды мы строим вместе и очень даже дружно. Как ты можешь упустить момент и не поиздеваться с друзьями над студентом со Слизерина? По началу, я всего лишь молча терпел все истязания и тихо злился, что вашей компании в очередной раз всё сходит с рук, но всему есть предел и со временем все ваши нападки начинают получать отпор, правда к моему великому огорчению, не всегда удачный. Неудачи всё-равно не стали поводом опускать руки, а просто помогали копить злость и заставлять ещё больше ненавидеть вашу компанию, а тебя особенно сильно. Может быть она была чуть меньше к тебе, если в твою рогатую голову не пришла мысль начать ухаживать за Лили.

Лили
Мне всегда думалось, что такие рядом не задерживаются. Признаться, если бы кто сказал ранее, что ты станешь едва ли не единственным, кто подхватит меня, готовую рухнуть - я бы рассмеялась ему в лицо. Мне всегда казалось, что такие - как взрывы маггловских петард - слишком громкие, но бесполезные. Беспочвенные. Быть может, так и было, если бы в один момент… Один такой банальный и привычный школьный день зародил сомнения, что, как вода, подтачивали камень убеждений и принципов. Оказалось, что ты, Поттер, куда упрямее меня самой. Даже не заметив, когда уже пришлось сделать шаг назад, повинуясь, соглашаясь. Принимая это как волю собственную, а не навязанные знаки внимания со стороны. Мы стали старше, и кажется, ты действительно вырос в моих глазах за такой короткий промежуток времени. Только не думай, что сейчас все стало просто. Нет, просто не бывает - все стало иначе.

Говорят, любовь страшнее, чем война. От того ли, что сам бежишь навстречу всем ветрам, или же потому что разит верней клинка, - понятно лишь то, что каждый находит в ней спасение. От себя ли, от войны - важно ли? Так приди из-за гор, из-за бурного моря, и у этого мира меня забери.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ


У тебя есть рога и Лили скажет тебе “Да!” (c)
Бестолковый Олень, найдись уже пожалуйста. Я тебя очень - очень жду для самых страшных эпизодов, где мы обязательно должны попробовать набить друг другу наши физиономии и извергать самые страшные и непристойные выражения. На свой страх и риск готов отыграть самые различные издевательства со стороны вашей лапо-хвостой компании. Ну а Лили будет безумно рада наконец видеть рядом своего заботливого мужа и подарить гамму чувств от самых теплых, до противоречивых - ведь не всегда бывает гладко. А ещё у нас есть чудесный Люпин, который несомненно обрадуется ещё одному Мародёру.
Спектр эпизодов от бытовых драк, школьных заварушек с Мародерами и лирических, а иногда и не совсем, отступлений с экс-Эванс, приправленных вылазками Ордена и стычками с Пожирателями, можем гарантировать более чем полностью.

Пример игры
Северус

"Ползает тоска по углам квартиры...
Не хватает зла, не хватает мира..."

Он хотел просто поговорить с ней. Надеялся, что она выслушает его и вся эта ситуация, которая разрушала абсолютно всё, что ему так дорого исчезнет. Всё снова вернётся на круги своя, а время поможет затянуться тем ранам, которые смогла нанести неосторожно брошенная фраза. Жаль, что не всегда наше "хочу" совпадает с тем, что происходит на самом деле. Еще перед встречей Северус думал, что если всё же мирная дружеская беседа будет перерастать в ссору, то парень сможет остановить это и повернуть разговор в нужное русло. Наивный мальчишка. Они еще слишком молоды и глупы. Эмоции еще пока не подвластны им целиком и могут брать верх в самые неподходящие моменты. В такой как этот.
Магла. Всего одно слово и столько последствий. Улыбка, но не радостная и теплая, а вялая и грустная. Совсем не то, что хотел увидеть Снейп и тем более услышать. Нет, Северус, ты всегда будешь выше таких, как я... Иногда словами можно сильно ранить и оставить глубокий след гораздо лучше чем это сделает магия или какой-нибудь предмет. Почему она так считает? Почему она не хочет понять? Ведь это так просто.
Парень шумно вдыхает прохладный сентябрьский воздух.
- Кажется всё-таки ты не поняла в чём же на самом деле наша проблема- в голосе слышится небольшое раздражение с примесью разочарования - Не переворачивай мои слова, Лили. Я говорил совершенно про другое
Сейчас мир медленно, но верно начал переворачиваться, но где-то в глубине души еще теплилась надежда, что эта беседа не может закончиться еще большей ссорой. Северус обязательно найдёт нужные слова, а Лили непременно его выслушает, уставшую и вялую улыбку сменит тёплая и добрая привычная улыбка, а в этих ярко-зеленых глазах снова запляшет озорной огонек. Пускай теперь возможно всё не будет так как прежде, но у них получится сохранить дружбу. Однако в этом мире нет ничего вечного. Ни вечной любви, ни вечной дружбы.
- Сначала ты сделаешь это, потом ты сделаешь вот то и в итоге придешь к вот этому... - парень не любил когда ему начинали читать нотации и поучения. У него есть своя голова на плечах, есть своё мнение. - Я сам решу, что буду делать потом. Мне не нужно давать поучительные советы “Что такое хорошо и что такое плохо”. И тем более я не нуждаюсь в чьей-либо заботе. Спасибо.
Возможно тон был слишком резкий и этого совсем не стоило говорить, возможно было более разумнее пропустить это мимо ушей, но Северус терпеть не мог когда лезли в его жизнь. Пусть даже это и была девушка, которую он любил и не хотел терять.
— В том и дело, что ты не понимаешь — я не сравниваю людей и не говорю, что кто-то лучше, а кто-то хуже - взгляд устремлен прямо на слизеринца и не сулит ничего хорошего. Снейп посмотрел по сторонам и криво усмехнулся. Да. Она не сравнивает. Меньше слов и больше дела. Зачем что-то говорить когда можно просто делать? Эванс была старостой школы как и лучший друг этого выскочки Поттера Люпин.
- О да, ты не сравниваешь - протянул черноволосый парень - Ты просто закрываешь глаза на весь тот беспредел что вытворяет этот коронованный Олень со своим верным “псом” Блэком. За все эти проделки его бы давно уже вытурили бы из школы, но на его счастье у него есть там где нужно друзья и поклонники.
На Снейпа фамилия “Поттер” действовала как тряпка на красного быка. Этот тип делал его жизнь невыносимой и наверное в душе дико был этому рад. Абсолютно разные характеры, социальный статусы и ещё ко всему враждующие факультеты очень хорошо подливали масло в огонь их отношений, но настоящий пожар наверное начался когда звезда львиного факультета решил начать ухаживать за рыжеволосой подругой Северуса. Слизеринецу были даже противны мысли, что Лили примет ухаживания Поттера и они будут вместе. Нет, она умный человек и не станет воспринимать этого олуха всерьёз. Однако гриффиндорка если и отшивала сокурсника, то на его шалости всё-равно закрывала глаза и это дико бесило Снейпа.

Лили

ты будешь кричать эти песни до хрипа, одержимый каждым словом
ведь кто-то играет на нас, как на скрипках — виртуозно и до крови

Слова льются, слетают с губ, рассыпаясь бессвязными и ничего не значащими конфетти. Не достигая сути, теряя смысл по дороге бумажными самолетами. Не теперь, не сейчас, когда так ссаднит внутри, сковывая льдом, который не растопишь ни одним костром. Когда надежда попадает в капкан из витиеватых интонаций от объяснений до нового нападения, до еще одного укола — в самое сердце.
Это дребезжащее, отрицание, как горячо он хватается за ее слова, как силится убедить, объяснить... Натыкаясь на стену, ощупывая ее пальцами. Она почти чувствует эту безразличную прямоту и холод вокзального кирпича.
— Магла, - повторяет, поднимая на него взгляд, — так вот в чем дело, — на миг ей становится даже жаль Северуса, живущего со своей болью. Но Эванс не хочет слышать, не хочет понимать, не сейчас, когда ее мир расходится по швам. Когда Северус за долгие годы дружбы вонзает кинжал за кинжалом, а мнимые обиды душат, заплетаясь шелковым шнуром на шее. — Мне всегда будут пенять на то, кем я родилась. Нет, Северус, ты всегда будешь выше таких, как я, — усмешка выходит болезненной и тут же гаснет. Им  не преминут напомнить о месте в жизни, самой Лили — больше, но она уже почти смирилась с этим, факта не изменишь, а значит — нужно научиться жить с ним; Снейпу будет проще, чем  Эванс, но и это не гарантирует ему того уважения и статуса, которым с рождения пользуются чистокровные.

— Прежним? Ты вот это называешь прежним? - срывается само, практически неконтролируемо. Темная магия — лишь первый шаг, крошечная ступенька, меняющая человека, крушащая изнутри его душу, что стоит на сваях родительских ценностей. — Сначала ты случайно оговоришься, потом — задумаешься, а дальше? Что дальше? — Лили пытается не выказывать раздражения, что стоящий перед ней человек, только что рассыпавшийся в извинениях не понимает такой простой, на раз-два, связи между этими фактами. Нельзя увлекаться чем-то, возносящим чистоту крови в абсолют, не поддерживая этот базис. Дальнейшее видится лишь самообманом.
Она могла понять желание друга стереть из своей памяти наследие отца, но понимание того, что момент упущен и Северус никогда не станет тем, прежним, ее Северусом, сковывало в тиски.
Волшебники не олицетворяют магию, хотя делят на темную и светлую. Условно темная снимает барьеры и ограничения не только с магического потока, но и психологические блоки и зажимы. Правда, вместе с последними часто искривляются ценности и с детства заложенные догматы: человека кренит, как карточный домик, вмиг схлопывая и оставляя ни с чем, с пространственным вакуумом внутри.
Величие снаружи часто означает пустоту внутри — Лили поняла это когда-то давно, когда рассматривала конструкции итальянских архитекторов, втайне взяв у матери какой-то из журналов. Ее Северус никогда не был пустым, но разве не пресловутый самообман и отказ от основ приводят к этому?
И если все это было обманом, если каждое слово было самообманом двух людей, вращающихся исключительно вокруг своей оси, то что остается, и остается ли вообще шанс на то, чтоб он понял, а она — услышала?
Они по крайней мере не слизеринцы? Или что должна сказать Эванс, застывающая перед начинающим выходить из себя другом. Нет, она никогда не поддерживала эту травлю и не считала хорошей идеей потакать Поттеровской компании.
— Неслучайных, значит, - если Снейп хотел обвинить Лили, что она сама виновата в том, что четверка мародеров доставала его, то он добился своей цели. Если он хотел вывести Эванс из себя, то и это у него неплохо получилось.
— В том и дело, что ты не понимаешь — я не сравниваю людей и не говорю, что кто-то лучше, а кто-то хуже, — ее колкий взгляд не сулил ничего хорошего, а они вновь и вновь вращались вокруг одного и того же, и Эванс, до глубины души задетая этим предательством, собиралась стоять на своем до последнего. Она не скажет, что последние двое пугают ее, не скажет, что вещи, о которых начал часто говорить Северус, заставляют опасливо ежится. Не скажет, что ощущает, как по крупице, по взгляду, теряет его, и кажется, на этот раз — навсегда. Оттуда не возвращаются.  Будет зажимать себе рот обеими ладонями, но давить в себе это. Потому что от ее Северуса осталось только горячее "говорил" на губах, в голове и в прошлом времени. А стоящий перед ней сейчас человек, кажется, был дальше от нее, чем от них обоих.

0

13

Их трепетно ждут и беззаветно любят

This mess was yours, now your mess is mine

http://gifok.net/images/2017/04/15/zaki.gif
Kiko Mizuhara

Жаклин «Жаки» Бёрк
проклятье (ибо любовью это сложно назвать), аврор

ВОЗРАСТ:
22-26 лет

СТОРОНА:
Либо Министерство Магии, либо нейтралитет

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровная (?)

СПОСОБ СВЯЗИ:
Гостевая/лс/аська

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Пожалуй, стоит начать с того, что Жаки увела мужа из семьи и не считает себя виноватой, хотя бы потому, что жена Зандера – Джастин, уже в течении года являлась на тот момент пациенткой Больницы Св. Мунго и была совершенно невменяема. Соответственно, она не чувствовала никаких угрызений совести от того, что соблазнила его (а это было именно так, ибо произошло в момент самой большой уязвимости Мэннинга). Вначале отношения тщательно скрывались – в первую очередь, по просьбе самого Зандера, а, во-вторых, потому, что Жаки казалось привлекательной идея тайны, как таковой. Когда же девушке это надоело, она нарочно поцеловала Зандера на одном из заданий, прямо на глазах у всех. Безусловно, поползли слухи. Скрывать эту, хоть и фальшивую где-то, но любовь, не было уже смысла. Зандера осуждали – за то, что якшается с молоденькой девчонкой, за то, что бросил больную жену и нашел ей замену так быстро, за то, что портит безупречную репутацию ответственного и серьезного человека. А что Жаки? Жаки нравились обсуждения, ей нравились косые завистливые взгляды ее бывших однокурсниц, которые хоть и попрекали ее самыми мерзкими словами, втайне тоже желали встречаться со старшим аврором. Она чувствовала себя особенной, к тому же, отношения с Зандером иногда играли ей на руку на заданиях – с нее спрашивали меньше, редко заваливали работой и по просьбе самого Мэннинга – никто не имел права относиться к ней неуважительно. Ходили слухи, что с таким раскладом, Жаклин быстро поднимется по карьерной лестнице – никто бы не удивился, если бы ее сделали старшим аврором. А что до Зандера – то Жаки помогала ему заполнять пустоту, создавала какой-то уют в его просторной квартире, которая казалась совсем чужой после того, как Джастин попала в больницу. Он никогда бы не признался себе, что не любит Жаклина, ибо она нужна была ему как воздух. Без нее он становился совсем нервным, уходил в себя и мог целыми днями не выходить из дома. С ней – он чувствовал себя лучшее, светлее – как бы это иронически не звучало, учитывая, что он изменяет свое законной жене с какой-то пустышкой. Так продолжалось почти два года – они редко ссорились, Жаки жила у него, по выходным они напивались, а наутро Мэннинг ненавидел и себя, и ее. Но в один день все изменилось – очнулась Джастин. Надо ли сказать, что Берк испугалась за свое будущее? Да, она была просто в ужасе.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

У Зандера и Жаклин необычные отношения – это сложно назвать романтикой, то, как он смотрит на нее. Сложно это назвать и страстью, когда Жак лениво целует его в щеку. Порознь они ничто, а, будучи вместе, чувствуют себя гораздо лучше. Никогда Зандер не признается, что привязался к Жаклин и полюбил некоторые ее недостатки, а Жаклин… Жаклин – это просто Жаклин, словно кошка, ходит сама по себе, никому неподвластно ее приручить. Она считала, что Мэннинг является для нее своеобразным стартом, но когда Джастин пришла в себя, что-то определенно изменилось в ней.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Любовный треугольник, если его можно так назвать. Несмотря на то, что звучит как клише, думаю, что это будет нечто иное, учитывая, что их отношения крайне необычные. Плюс, я оставляю всю биографию на вас, предложив вам лишь историю их знакомства и отношений. Возможен какой-то конфликт личности, проблема, которая появилась еще в детстве, но по сей день не отпускает ее.
Я бы очень не хотел, что бы вы не меняли внешность, но, если вам, как игроку, принципиально это или просто не вдохновляет выбранная мною девушка, можете предложить свой вариант. Что касается имени, то оно упоминается в моей анкете, поэтому смене не подлежит. Фамилия может быть любая, тоже самое касается и чистоты крови (только, прошу, не делайте ее магглорожденной). Буду рад вас видеть, тем более что не я один вас жду, а с прекрасной супругой. 

Пример игры

На данный момент поста от Зандера пока нет, поэтому предлагаю почитать другой. Тематика: мародеры.

Быстрыми шагами по полупустому коридору. Редкие черные мантии и белоснежные стены. Половину из этих волшебников – Лукаш видит впервые. Он не стремится познакомиться «ближе». Для них они лишь – серая масса. Декорации. Зрительные галлюцинации. Приближаясь – бесследно растворяются, как сахар в кофе, который он никогда не любил. Зато Стеша любила. Как интересно, что судьба абсолютно чужого, ненавистного тебе человека становится важна, как только в ней намечается что-то хорошее. До вчерашнего дня он с силой выплевывал ее имя. Стефания. Произносил его, и сразу появлялось непреодолимое желание смыть с себя эту грязь, этот порок. Словно, одно слова заразит его позором. Как чума, распространится по венам, проникая в каждый укромный уголок семьи. Он бы, наверное, повесился, если бы проснувшись, осознал, что полюбил этот мир. Сделал это бы без всякой жалости – веревка на шею, и несколько минут предсмертных агоний, ставших бы для него спасением и очищением. И посиневшее, искаженное лицо, появляющееся в мыслях, заставляет Вишневского улыбаться. Улыбаться блаженно, словно солнце слепит глаза и ветер нежно касается его волос. Когда-то это было именно так. В Петрограде. Фигура отца, в складке поджатых губ которого крылось нечто грозное и пьяная мать. Время, когда Лукаш неосознанно представлял, что именно так выглядит идеальная семья. Истинная, прекрасная. И ужины, за которыми вечные скандалы, и лицо сестры, в которое хочется воткнуть вилку для десерта, и ненавистные занятия с отцом – в них не было смысла. Во всем не было смысла. А теперь каждая секунда наполнена им. Пропитана им, словно едким дымом. И ты вовсе не задыхаешься, а добровольно впускаешь его в свои легкие. Вынимаешь сигарету изо рта и ускоряешь шаг. Никотин прожигает тебя. Ты не удивишься, если твоя душа будет полна зияющих черных дыр. Добро надо «прижигать». Ты живешь этой теорией. Лукаш Вишневский.
Парень рефлекторным движением «топит» сигарету в мусорной корзине. Ее фильтр успевает обжечь его пальцы – ощущение непередаваемые. Существуешь здесь и сейчас. Больше нигде. Лукаш прячет ладони в карманах драпового пальто. Холод все еще где-то в его полах его мантии. Давайте будем честными? Он не покидал его не секунду. Верный спутник. Вишневскому пора привыкнуть, ужиться с ним и не обращать особого внимания на эту особенность.
Ледяные глаза ловят фигуру волшебника. Вначале на интуитивном уровне он продолжает идти ему навстречу, глядя в упор, затем, замирает. Затолкать глубоко внутрь, зажать, задавить жалость. Атрофированную или недоразвитую жалость. Она, словно, загнанный зверь, скребется в клетке легких, задыхаясь от сигаретного дыма.
-Здравствуй, - Лукаш глядит как Эндрюс, потупившись, пытается вспомнить его. Они встречались. Всего один раз, но парень запомнил это лицо. От того разило грязной кровью. Казалось, с каждым выдохом – он отравляет воздух вокруг, а он, соответственно, попадает в легкие Лукаша.
Губы, которые растягиваются в легкой улыбке. Ими они целовал его сестру. Руки, которые скрыты в складках темной мантии. Они трогали ее. Глаза. Неизвестно, какие картины они представляли. С каждой секундой нарастает ненависть. Единственное, что может удержать ее  - ожидание. Ожидание того, что предстоит ему сделать. Не сейчас, но скоро. Не будем загадывать время, однако Джулиан не успеет просто так сбежать. Он поплатится.
Та же бледная кожа, те же светлые, почти пепельные волосы и непременно небесного цвета глаза. В нем невозможно не узнать Стешу. Они слишком похожи. Единственное отличие – безумие, которым обезображено его лицо. Оно шрамами легло на его острые скулы, подбородок и теперь с силой, словно студеная вода, плеснуло прямо на Джулиана.
-Как поживаешь? – с ярко-выраженным акцентом говорит он, делая шаг навстречу. Теперь только белые стены. Черных мантий в коридоре не осталось. Рабочий день официально начался. Карман приятно греет волшебная палочка, перенимающая напряжение и волнение своего хозяина. Безусловно, она ждет, когда придет ее время и изумрудный пучок света вырвется наружу. А пока…
-Уделишь мне минутку? – и одними губами наглое «skurwysyn*». Под рукавом бледной, под цвет лица, рубашки пульсирует метка. Словно изнутри что-то рвется. Нет, Вишневский отлично знает, что это. Но рано.
-Находишь мою сестру красивой? – чуть тише спрашивает он, словно боясь разбудить кого-то или что-то. Интонация будто рассказывает самый страшный секрет. Тот, который обычно уносят в могилу. – Она, как это у нас говорят, - мнется, пытаясь вспомнить английский аналог, но сдавшись, смеясь, восклицает, -  Dobra kurewka!**
Смех больше похож на скрежет. Он не радуется, задыхается от собственного сумасшествия. Затем, достав сигарету, сует ее в рот и щелкнув зажигалкой, снова задает вопрос, - Трахал ее? – следит за реакцией. Ловит каждый взмах ресниц и подрагивание губ. И снова нервное и безмолвное «skurwysyn». Облегчение он затяжки. Еще одной. Так-то лучше.
В голове так в тему звучит «run rabbit run». Блядские американцы пишут чертовски хорошую музыку.

*Ублюдок
**Хорошая сучка

0

14

Их трепетно ждут и беззаветно любят

МЫ ВСЕ ПОВЗРОСЛЕЛИ РАНЬШЕ, ЧЕМ СТАЛИ ВЗРОСЛЫМИ

http://s3.uploads.ru/ziHoh.gif
Eleanor Tomlinson (возможна смена на Madelaine Petsch)

Филлис Броган
дочь, выпускница Хогвартса

ВОЗРАСТ:
17 y.o.

СТОРОНА:
-----------

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, далее лс/другие способы связи

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯОНА ВКЛЮЧАЕТ В ДОМЕ ВСЕ ЛАМПЫ, НЕ ЧТОБЫ ЛУЧШЕ ВДЕТЬ, А ПОТОМУ ЧТО ЕЙ ОДИНОКО,
А КОГДА ДОМ ОСВЕЩЕН, ВОЗНИКАЕТ ЧУВСТВО, БУДТО ЖДЕШЬ ГОСТЕЙ
abel korzeniowski – a solitary woman

  Собственное счастливое детство Филлис кажется волшебной сказкой, которую так невыносимо больно вспоминать, когда включаешь ночник рядом с кроватью в совершенно пустом доме. Мысли о прошлом начинают виться вокруг одного источника света от желтой лампочки в бежевом абажуре, исходящего будто от ее сердца, который больше не охватывает все вокруг, а с трудом разгоняет окружающую его тьму. Больно от осознания того, что все это было и бесследно исчезло. Сказка сменилась на ночной кошмар, которому нет конца.
  Филлис листает страницы любимых книг и ставит их обратно на полку в общий книжный шкаф в гостиной (чтение окончательно перестало спасать от реального мира), после чего она пробегается пальцами по запылившимся корешкам отцовских фолиантов. Бродит по пустым и серым комнатам, стирает пыль с колдографий в рамках, а затем застывает, приклеившись взглядом на чужие улыбки. Их дом и все вещи в нем, как одно воспоминание о том, что было раньше. Проводя ладонью по шершавой бледной стене коридора от лестницы в гостиную, Филлис чувствует горечь и подступающий комок к горлу и думает, что это место больше похоже на забытый музей, в котором главными экспонатами были не вещи, а именно воспоминания. В воздухе висит терпкая ностальгия, окутывающая все вокруг, забивающаяся в легкие и застывающая внутри. И каждый вдох здесь давался ей с трудом. Куда все пропало? Когда все исчезло? Что пошло не так?
  Они всегда были вместе. Втроем. Как на этих колдографиях в рамках на каминной полке. Смотреть на них становится все сложнее, и любой случайный взгляд, цепляющийся за них, бередит незаживающие раны в душе. Сначала она лишилась матери, для которой собственная дочь стала никем. На каникулах, когда все студенты возвращаются домой, в раннее утро Филлис иногда приходит к зданию Daily Prophet и ждет, когда в толпе мелькнет знакомая фигура и исчезнет в дверях офиса. Какие-то несколько секунд заставляют поверить ее, что это она, ее мать, которая как всегда спешит на работу, но иллюзия рушится, стоит ей вспомнить, что для Рейчел теперь она совершенно чужой человек. Она не знает ее - не помнит.
  Сначала она лишилась матери, затем и отца, которому вдруг стало не до нее. "Слишком много работы, ты ведь понимаешь, учитывая наше время. И не ходи на Трафальгарскую площадь, пожалуйста." Бесконечные оправдания, предостережения, он занят, он не может, он избегает ее. Лишившись опоры и моральной поддержки, у Филлис будто вышибли землю из-под ног. Она была лишь свидетелем распада их семьи и ничего не могла с этим сделать.
  Учеба подходит к концу, совсем скоро итоговые экзамены и выбор дальнейшего пути. Ее решения всегда поддерживались. Ей помогали нужным советом и напутствием, и Филлис чувствовала участие и поддержку родителей в своей жизни. Но теперь ей придется решать все самой, как и справляться с последствиями собственных ошибок. Выброшенная за семейный борт тонущего корабля, забытая двумя самыми дорогими для нее людьми в этом мире, она сможет с этим справиться. Пройдя через череду тяжелых событий, Филлис не сломается, хотя ей будет казаться, что от нее уже ничего не осталось, но она продолжит жить и бороться. Филлис больше не хочет быть немым свидетелем событий, и она сделает все, чтобы изменить тот черствый мир, в котором она оказалась.     

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Rachel : Как больно смотреть в глаза юной девушки, взирающей на тебя с безответной любовью, в чьём сердце теплится надежда на что-то, тебе не подвластное...
  Я никогда не вспомню, как заплетала косу из золотого шёлка твоих волос перед тем, как впервые проводить на платформу девять и три четверти, а ты взволнованной пташкой щебетала и терпеливо ждала, боясь пошевелиться. Я гордилась своей дочерью задолго до того, как ты поделилась своей первой отличной оценкой. В моих глазах не было никого талантливее и прекраснее, чем моя Филлис.
  Я никогда не вспомню, как мы всей семьёй отдыхали в загородном доме. Устраивали пикник, играли в настольные игры, валялись в душистой траве. А потом, отправляя отца в дом за забытым термосом, ты, лукаво сверкая глазами, рассказывала, как впервые поцеловалась с мальчиком. Улыбаясь заговорщически, я с нежной печалью в душе понимала, что моя девочка с каждым днём всё взрослее и взрослее.
  Я никогда не вспомню, как жарким летом ты умоляла меня отпустить тебя на вечеринку с ночёвкой к новым друзьям, а я была непреклонна. Тогда ты громко хлопнула дверью и заперлась в своей комнате, выкрикнув на ходу что-то о том, что я ужасная мать. Я даже не надеялась, что ты поймёшь меня, принимая на себя твою злость, но, по крайней мере, я знала, что ты в безопасности.
  Я никогда не вспомню, как после громкой ссоры мы сидели, обнявшись. Я вытирала твои слёзы ладонью и изо всех сил держалась, чтобы тоже не расплакаться у тебя на глазах, вторя твоим рыданиям. Мне было больно от того, что моей девочке что-то терзает душу. Но я должна была быть примером внутренней силы и стойкости, и потому держалась.
  И теперь, лишь заметив в толпе золотую макушку, я готова провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть этого взгляда. Я просто наотрез отказываюсь верить в то, что можно ничего не испытывать к родному дитя, но вот только в твоих чертах слишком много меня самой...
Ethan : Он видит в ее глазах вопрос, надежду и мольбу решить все их проблемы. Исправить, починить сломавшийся мир, который он прежде так оберегал и бережно хранил. Он чувствует упрек, свое бессилие и вину, которая с каждым днем продавливает его под своим весом. Итан не может ничего сделать и сам, как ребенок, пытается избежать укоризненного взгляда дочери, хотя это совершенно надуманный им факт.
  Он не может смотреть на то, во что превратилась их жизнь. Для него возвращение домой - это самая настоящая пытка, и он пользуется всеми мыслимыми и немыслимыми отговорками, чтобы задержаться на работе допоздна и прийти далеко за полночь. Даже присутствие дочери на каникулах не сглаживает ситуацию - ему стыдно и больно видеть ее переживания, и он прячется, застревая в министерстве чуть ли не на несколько суток. Гнев, раздражение и расстройство копится в нем и выливается в неожиданные приступы агрессии. Такого явления ни разу не приходилось в его жизни даже в период напряженного карьерного взлета.
  Но как же он гордился своей девочкой. За ее успехи, рвение к знаниям (в чем он угадывал себя) и бесконечную доброту. И это лишь малая доля из того, что в ней он любил. Для Филлис он был хорошим советчиком и помощником в учебе и отношениях с преподавателями. Вместе они преодолевали преграды и поднимались после поражения. Итан прекрасно понимал, как, порой, трудно отстаивать свои знания, и первым развенчал миф об отличниках, коим был когда-то сам. Ничего не давалось ему с легкостью, приходилось идти своим путем проб и ошибок, хоть и со стороны могло казаться, что все слишком просто.
   Рано или поздно им придется поговорить о том, как двигаться по жизни дальше. И кажется, теперь очередь Филлис быть поддержкой и опорой...

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Для вас мы постарались создать основной каркас и как можно больше простора для полета фантазии. Все обсуждаемо. При личном общении можем поделиться более детальными соображениями как насчет самого персонажа, так и детско-родительских отношений. Факультет на ваш выбор, как и многое другое, включая дальнейшее решение судьбы Филлис. На данный момент лишь хотим заметить, что Филлис в поисках решений не только семейных проблем, но и ее собственных, касательно выбора будущей сферы деятельности. Ждем вас с нетерпением, приходите к нам на чашечку чая, и мы вместе вспомним случаи из семейной жизни, забавные и не очень, а также обсудим и решим все возникшие вопросы.

0

15

Их трепетно ждут и беззаветно любят

НО КТО ЗНАЕТ, ЧЕМ ОБЕРНУТСЯ ХОЛОДА И ПОТЕРИ ДЛЯ ТОГО, КТО УМЕЛ ВЕРИТЬ?

https://68.media.tumblr.com/afcc0fe15517b63d662afc50aa2446a4/tumblr_of6lbwLVrU1tjhhvio2_500.gif
Rebecca Ferguson or Bryce Dallas Howard

Миранда Гилберт
родная сестра, дизайнер одежды

ВОЗРАСТ:
30 лет

СТОРОНА:
-----------

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровна

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Мы выбрали чужие имена,
Забыли только души поменять,
Подальше отбежали от себя
И пробуем себя догнать.
Мы верили чужим словам,
Пытались сами делать чудеса,
А получались только дети да война,
Смеются и рыдают небеса.

   Миранда до скрежета в зубах сложная, неправильная, запутанная и запутавшаяся. Переполненный чувствами сосуд, льющимися через край, потому что нельзя всё ощущать так остро. Живая головоломка в шикарных туфельках. Она постоянный знак вопроса, ответ на который не знает и она сама. Королева драмы с тонкой сигаретой, нервно зажатой пальцах, и глазами, покрасневшими от очередной бессонной ночи.  До абсурда творческая личность, чьё настроение меняется с дуновением ветра. Непостоянная, но поразительно серьёзная. 
   Миранда едва ли не полная противоположность старшей сестры. Если от Рейчел исходит тёплая аура домашнего уюта, то, находясь рядом с Мирандой, чувствуешь, что сходишь с ума. Её эмоции давят, их слишком много; её слишком много становится в том, к чему она прикасается. Она не подбирает красивых слов и говорит, что думает, не щадя ни уши, ни достоинство собеседника; брошенные ей фразы колкие, как морские ежи. С ней невыносимо сложно, с ней всегда будто в эпицентре сражения: один неверный шаг, и будешь убит метким выстрелом её небесных глаз.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

  Мы родные сёстры, выросшие в любящей семье, в один миг потерявшие и мать, и отца в пожаре, погубившем их жизни четыре года назад. Между нами пролегает огромная пропасть, потому что мы поразительно разные, будто и не было проведённого вместе детства.
  Нет, мы не ссоримся, не устраиваем семейных драм и не испепеляем друг друга ненавистью, однако разросшаяся между нами стена непонимания не позволяет воссоединиться как сёстрам; наша с тобой семья разбилась в том страшном пожаре. 
   Нет, мы не игнорируем существование друг друга: договариваемся о встречах, разговариваем о несущественном, но отчего-то боимся коснуться самого сокровенного. Всё самое важное, о чём можно было бы пролить так много слов, для нас под строжайшим запретом. Неужели это страх показаться слабой? Страх признаться в том, в чём отчаянно нуждаешься?

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Заявка довольно-таки сумбурная, но, я думаю, она достаточно передаёт тот образ, который мне хотелось бы видеть. Фактами ограничивать не буду: только то,
что прописано в моей анкете по поводу нашей семьи (за ними в гостевую или лс). Всё остальное же - на Ваше усмотрение, включая семейное положение, наличие детей, лояльность, жизненные трагедии и иже с ними. Следовательно, девичью фамилию можете менять.
Внешность также подлежит смене, но предварительно лучше обсудить это со мной. 

пост

Это было далеко не самое приятное утро. Косые капли дождя смывали всё на своём пути, не оставляя сухим даже малейший клочок земли; он уносил опавшие листья с растущих вдоль дороги деревьев, пыль и всякую надежду на солнечное продолжение дня, который, вероятно, был проклят каждым, кому довелось оказаться на улице. Ещё большей неприятностью был порывистый ветер, обдающий промозглым холодом и водой прохожих, продувающий уши и пробирающийся под одежду. Но молодой выпускнице, окрылённой мечтами о грядущей свободной жизни, переполненной возможностями, было плевать на непогоду. Её одежда, слишком лёгкая по показателям термометра, промокла насквозь, липким холодом обволакивая тело и причиняя тем самым сильный дискомфорт. Однако сейчас Рейчел со всех ног спешила в издательство, ведомая лишь мыслью о том, что руководство газеты уже практически согласилось взять её на должность штатного журналиста, и теперь никак нельзя было расстроить их ожидания, опоздав в один из первых же дней долгожданной стажировки. Роясь в поисках волшебной палочки, которая могла бы спасти от проливного дождя, в громоздкой сумке, переброшенной через плечо, девушка совсем не заметила молодого человека, идущего в её сторону: в итоге она практически влетела в незнакомца и громко ойкнула от неожиданности.
  - Извините, сэр, - подняв голову на участника ДТП, Рейчел с удивлением отметила, что его костюм был совершенно сухим, будто он возник из другого измерения, где вовсе не было вездесущего дождя. Впрочем, всё было гораздо проще: в его руке был зонт - и то было не удивительно, ведь все нормальные люди, выглянув в окно, позаботились бы о том, как добраться до места назначения в опрятном виде и без промокших ног. Но Гилберт, будильник которой предал свою владелицу (не зря ведь время от времени она призвалась ему в искренней ненависти), собиралась в спешке и даже не подумала ознакомиться с прогнозом погоды или хотя бы бросить мимолётный взгляд в окно, и теперь все прохожие смотрели со смесью удивления и жалости на миниатюрную фигурку, пытающуюся закутаться в тонкий плащ.
Не заострив на случившемся внимания и поторопившись продолжить путь, Гилберт подумала о том, что лицо мужчины кажется смутно знакомым, но также не придала этому никакого значения. А зря.

  Несколькими часами позже, уже посетив издательство и ознакомившись со всеми необходимыми материалами, Рейчел прибыла в Министерство Магии. Ей предстояло провести одно из первых в жизни интервью, но, даже оказавшись на месте в сырой одежде и с опозданием на 10 минут, она не утратила ни позитивного настроя, ни боевого духа, ни уверенности в себе. Сообщив о цели своего прибытия секретарю и дождавшись приглашения в кабинет, девушка с готовностью шагнула в небольшую комнату, обставленную строго и по-деловому.
  Каково же было её изумление, когда она обнаружила, что за столом восседает тот самый мужчина, с которым она столкнулась ранним утром! Немного смутившись, отвела взгляд, но тут же опомнилась: трудно добиться расположения человека, не глядя ему в глаза - и смело посмотрела прямо на человека напротив:
  -  Добрый день, мистер Броган. Меня зовут Рейчел Гилберт. Мой босс из "Ежедневного пророка" назначал Вам встречу. Надеюсь, Вы готовы ответить на кое-какие вопросы?
Рейчел растянула губы в одной из своих самых лучезарных улыбок, искренне пытаясь сгладить неприятное впечатление из-за своего опоздания и утреннего столкновения, если, конечно, Броган её запомнил (само собой, девушка мысленно умоляла Мерлина о том, чтобы оно не отложилось в памяти мужчины). Не самое лучшее начало знакомства, но отчаяние было ей чуждо.
   Стоя в дверях в ожидании приглашения войти и присесть, Гилберт отметила про себя, что молодой человек весьма привлекателен: более того, его внешний вид  полностью соответствовал информации, которую предоставили начинающей журналистке в преддверии интервью. Итан Броган, по словам босса, был одним из самых амбициозных молодых  работников Министерства Магии, стремительно ворвавшийся в политику и уверенно карабкающийся по карьерной лестнице. На вид он был аккуратен, собран и строг, а на лице в тот момент, когда Рейчел появилась на пороге кабинета, замерло сосредоточенно суровое выражение. В голове пронеслась мысль о том, что он, должно быть, неразговорчив, и получить ценную информацию от него будет сложно.
  Что ж, посмотрим, каков ты, Итан Броган.

0

16

их трепетно ждут и беззаветно любят

— And what about untold millions you cursed?
— What?

http://68.media.tumblr.com/9ac7dcd6647041248513f0073e9ba063/tumblr_n2m30anR941qmt0v5o2_r1_250.gif
Kirsten Dunst (возможна смена)

Justin Manning || Джастин Мэннинг
Пациентка больницы св. Мунго, отделение недугов от заклятий

ВОЗРАСТ:
на ваш выбор

СТОРОНА:
нейтралитет

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Когда-то у Джастин была обычная жизнь — семья, работа в Министерстве Магии, планы на будущее, но все изменилось в одно мгновение. Рабочий рейд — сколько таких уже было в неспокойных семидесятых? — Джастин помогала восстанавливать улочку после налета, устроенного Пожирателями смерти, и имела неосторожность взять в руки странный предмет, приковавший ее внимание в одном из разрушенных домов. Темный артефакт умел себя защитить от чужих рук — проклятие сработало безошибочно. Мир Джастин опрокинулся с ног на голову, разбился на сотню кривых отражений — в мгновение ока она оказалась заложницей страшной сказки.
Джастин Мэннинг — сложный случай для целителей Мунго. В больнице уже несколько лет, но ни на шаг не приблизилась к выздоровлению. Порой ее сознание проясняется и она вновь ведет себя как самый обычный человек, но большую часть времени существует в, скажем так, дополненной реальности: считает себя и окружающих сказочными персонажами и верит, что на всех них лежит проклятие.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

У Джоан и Джастин есть история в прошлом, которая хотя и не сделала их подругами, но оставила им друг о друге теплые впечатления и впоследствии заставила Джоан отнестись к Джастин чуть более лично, чем к другим пациентам.
В глазах Джастин Джоан стала Злой королевой, которая всех прокляла, и что из этого выйдет, зависит от того, кем Мэннинг считает себя. Мне кажется, тут многое можно придумать и есть что обсудить.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Во-первых, мне интересно взаимодействие Джастин и Джоан само по себе — такое, осложненное сказочными деталями и способное быть очень разным по сюжетам и жанрам (к слову, у нас уже есть открытый эпизод, поэтому в игру вы попадете сразу же). Во-вторых, я и мистер Джейкоб Мюррей мечтаем втянуть ее в отыгрыш на троих. В-третьих, у нас есть к Джастин предложение на будущее, связанное с ее даром к прорицанию, но об этом я расскажу вам лично.
Кроме того, Джастин может сыграть с сотрудниками Мунго, в прошлом — с сотрудниками ММ. И, конечно, в перспективе мы поможем ей покинуть стены больницы.
Думаю, вы обратили внимание, что здесь почти ни слова ни о биографии Мэннинг, ни о ее характере — все это остается на ваше усмотрение; я постаралась отметить только важные для сюжетной линии моменты, остальное за вами.

Пример игры

Тонкие у проклятия нити, невесомые, легче и прозрачнее газового шелка, но кокон их крепок, хотя и кажется податливым и ласковым, как вода; переливается в полумраке, в рассеянном свете свечей едва уловимо — на темной встревоженной поверхности капли лунного света, бледные и безмолвные.
Вдоль спины вереницей стекают мурашки: каждое мгновение, проведенное в палате, Джоан чувствует подспудную жизнь волшебства — чужого, недоброго, темного и в то же время настолько искусного, что становится страшно: что за разум мог такую ловушку создать? На поверхности легкая зыбь, но что там, внутри? Она изучает, вглядывается, будто может разглядеть хотя бы слабое отражение подводных камней — это помогло бы понять, чего им ждать дальше и что делать, чтобы Джастин вернуть.
Магия сплетается вокруг своей пленницы — помешать этому Джоан не может и наблюдает за пациенткой настороженно и напряженно, готовая действовать, если что-то пойдет не так. Еще одна попытка нащупать ниточку к самой себе, найти дорогу в пустоте, которую проклятие оставило, нелегкое, бессловесное противостояние с тем, что происходит внутри — Джоан хочет помочь, но не вмешивается. В этом лабиринте ей не по силам стать Ариадной, по крайней мере, сейчас. Что оказалось бы нужной нитью, подсказало бы Джастин Мэннинг верный путь, она пока что не знает и потому старается хотя бы просто не помешать, не разбить неосторожным движением ее мыслей.
Победа в сражении — не выигранная война. Совсем немного Мэннинг удается вырвать у пустоты и заплатить за это придется дорого. Джоан крепко сжимает протянутую к ней руку, подается вперед, чтобы поддержать Джастин за плечи и успокоить, но доля мгновения — будто неведомой силой их отталкивает друг от друга: Джастин забивается в угол, Джоан, резко поднявшись, против воли отступает на шаг.
— Что?.. — выдыхает она так тихо, что только по губам разобрать и можно.
Не происходящее — магия заставляет ее отпрянуть. Былой мягкости в проклятии не осталось — сеть темных трещин расползается быстро, и шепот Джастин — неразборчивый, торопливый, болезненный — просачивается сквозь кракелюры словно дым.
На ее испуганный, затравленный взгляд Джоан отвечает удивленным, и в тоже время ее брови с досадой сходятся к переносице: что за дрянь ты подцепила, Джастин? Чему вас только учат в этом вашем Министерстве? Никогда не прикасаться к неизвестным предметам голыми руками — в Мунго ее учили в первую очередь не этому. Но пусть бы даже не сказали ни разу, если не к третьей, так к десятой жертве артефактов вывод напросился бы сам собой: даже чайные ложечки и детские погремушки могут быть смертельно опасны.
Слова обезболивающего заклинания срываются быстрее, чем Джоан успевает обдумать то, что видит. Может быть, в ужасе, который заставляет Мэннинг жаться к спинке больничной кровати, нет даже намека на боль, но хуже от этих чар ей не будет. Не должно стать.
И снова недоумение. Джоан возвращается на свое место и чуть подается вперед, инстинктивно желая, чтобы их взгляды оказались на одном уровне, но приближаться больше, чем уже есть, не рискует. Хотя невольно думает о том, что нужно это проверить: случится ли подобное, если они прикоснутся друг к другу вновь, или же это только лишь неприятное совпадение? А если Мэннинг прикоснется к кому-то другому? Руки опускаются на колени — пальцы левой твердо сжимают волшебную палочку. Несколько мгновений до этого сердце выстукивало свой ритм где-то в висках — быстро, не тяжело, — но теперь, вместе с глубоким вдохом, замедляет свой бег.
— О ком ты, Джастин? — тихо спрашивает женщина, принимая слова пациентки за продолжение спровоцированного проклятием бреда. — Посмотри на меня. Я не причиню тебе вреда, — ее голос вплетается в полусвет палаты бархатной лентой. Правая рука аккуратным движением скользит вдоль рукава собственного халата — сжимает предплечье другой руки. — Ты назвала мое имя. Ты помнишь, кто я?

0

17

их трепетно ждут и беззаветно любят

ВСЁ, КРОМЕ ЛЮБВИ, ВСЯ НАША ЖИЗНЬ ТАК ДАЛЕКО.
Я, Я - НЕ ОДИН, НО БЕЗ ТЕБЯ ПРОСТО НИКТО.

https://68.media.tumblr.com/c9bc4bce58bba350a7d7057d143836f7/tumblr_nnma6xeVZw1rfd7lko1_400.gif
Jude Law  (менябельно, но только гляньте, как он её целует!)

Мистер Броган
супруг, вырезанный из памяти

ВОЗРАСТ:
от 40 до 43 лет.

СТОРОНА:
Министерство Магии (является заместителем министра).

ЧИСТОТА КРОВИ:
Полукровен.

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Мистер Броган - уверенный в себе, амбициозный Мужчина (обязательно с большой буквы);  карьерист, вкладывающий в работу в Министерстве не только бесконечный труд, но и всего себя. Он профессионал своего дела, и в работе ему феноменально везёт. Ворвавшись в Министерство по окончании Хогвартса, он стремительно вскарабкался вверх по карьерной лестнице, найдя не только идеологических друзей, но и нажив немало врагов.
  Он не любит говорить без дела, а слово, данное другому, ставит превыше всего. Никогда не берёт в долг и принципиально не просит о помощи. Чрезвычайно гордый и упрямый. Он умеет говорить "нет", не привыкши приносить в жертву собственные интересы.
Он прекрасный отец и верный муж. Семья для него - наибольшая ценность, хотя его политические игры привели к трагическим последствиям, коснувшихся самых близких. Его семья, в которой прежде царила идиллия, разрушена: родители давно мертвы, любимая жена не верит в их былую близость, а дочь и вовсе уверена, что потеряла обоих родителей. Да он и сам балансирует на тонкой грани отчаяния.
  Это самые общие черты; те, которые Рейчел полюбила двадцать лет назад и которыми восхищалась вплоть до рокового дня, изменившего всё. Броган может быть диким огнём, обретающим спокойствие в объятиях Рейчел, или льдом, тающим в её нежных руках, но одно неизменно: одно лишь её присутствие делает его лучше, с ней обретает безмятежное счастье, позволяя ей касаться самого сердца и, пожалуй, никому более. Так остальные черты я оставлю на Ваше усмотрение: мне интересно, каким Вы его слепите.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Рейчел познакомилась со своим будущим мужем через год после окончания Хогвартса.
Их отношения развивались так стремительно, что через год состоялась свадьба, а ещё через год на свет появилась их единственная дочь. Вместе с тем в гору шла и их карьера. Они молоды и бесконечно счастливы: перед ними был весь мир и вершины, которые им только предстояло покорить.
С годами их привязанность только укреплялась. Зрели и чувства. Вместе они переживали все падения и подъёмы,
боролись с трудностями, поддерживали друг друга и растили прекрасную дочь, дитя их любви. Для кого-то они были воплощением идеальной семьи, да и сами всерьёз верили в это.
И когда уже казалось, что разлад никогда не коснётся семейного гнёздышка, Броган допустил самую серьёзную в своей жизни ошибку, не поверив угрозам оппонентов. Внезапно пропавшую Рейчел Броган, поиски которой продолжались не более суток, нашли без сознания на улице и срочно доставили в госпиталь. Она очнулась в белоснежной палате, а её руку крепко сжимал незнакомец, взгляд которого красноречивее всяких слов рассказывал о его чувствах.   

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Прежде всего, хочу отметить, что на форуме уже был игрок на этой роли, однако игра так и не была начата, и потому это не должно доставить никаких неудобств. Я с радостью приму полностью изменённого персонажа и приложу все усилия к тому, чтобы продумать эту историю заново.
Вам не придётся играть одну лишь романтику: при желании мы опустим все моменты прошлого, добавим трагедии в настоящее и будем развивать игру в этом направлении. Лично меня больше всего интересует именно драма. Однако на форуме есть достаточно игроков, которые с радостью предложат Вам что-то ещё (например, политику, экшн и иже  с ними). Развитие совместной истории также будет зависеть от Ваших желаний: обретут ли супруги вновь счастье или семья окончательно распадётся. Однако, что мне точно хотелось видеть - попытки Брогана вновь добиться любви Рейчел, ведь это будет сложно и драматично, особенно принимая во внимание тот факт, что Рейчел вступила в отношения с молодым аврором.

пример игры

Это было далеко не самое приятное утро. Косые капли дождя смывали всё на своём пути, не оставляя сухим даже малейший клочок земли; он уносил опавшие листья с растущих вдоль дороги деревьев, пыль и всякую надежду на солнечное продолжение дня, который, вероятно, был проклят каждым, кому довелось оказаться на улице. Ещё большей неприятностью был порывистый ветер, обдающий промозглым холодом и водой прохожих, продувающий уши и пробирающийся под одежду. Но молодой выпускнице, окрылённой мечтами о грядущей свободной жизни, переполненной возможностями, было плевать на непогоду. Её одежда, слишком лёгкая по показателям термометра, промокла насквозь, липким холодом обволакивая тело и причиняя тем самым сильный дискомфорт. Однако сейчас Рейчел со всех ног спешила в издательство, ведомая лишь мыслью о том, что руководство газеты уже практически согласилось взять её на должность штатного журналиста, и теперь никак нельзя было расстроить их ожидания, опоздав в один из первых же дней долгожданной стажировки. Роясь в поисках волшебной палочки, которая могла бы спасти от проливного дождя, в громоздкой сумке, переброшенной через плечо, девушка совсем не заметила молодого человека, идущего в её сторону: в итоге она практически влетела в незнакомца и громко ойкнула от неожиданности.
  - Извините, сэр, - подняв голову на участника ДТП, Рейчел с удивлением отметила, что его костюм был совершенно сухим, будто он возник из другого измерения, где вовсе не было вездесущего дождя. Впрочем, всё было гораздо проще: в его руке был зонт - и то было не удивительно, ведь все нормальные люди, выглянув в окно, позаботились бы о том, как добраться до места назначения в опрятном виде и без промокших ног. Но Гилберт, будильник которой предал свою владелицу (не зря ведь время от времени она призвалась ему в искренней ненависти), собиралась в спешке и даже не подумала ознакомиться с прогнозом погоды или хотя бы бросить мимолётный взгляд в окно, и теперь все прохожие смотрели со смесью удивления и жалости на миниатюрную фигурку, пытающуюся закутаться в тонкий плащ.
Не заострив на случившемся внимания и поторопившись продолжить путь, Гилберт подумала о том, что лицо мужчины кажется смутно знакомым, но также не придала этому никакого значения. А зря.

  Несколькими часами позже, уже посетив издательство и ознакомившись со всеми необходимыми материалами, Рейчел прибыла в Министерство Магии. Ей предстояло провести одно из первых в жизни интервью, но, даже оказавшись на месте в сырой одежде и с опозданием на 10 минут, она не утратила ни позитивного настроя, ни боевого духа, ни уверенности в себе. Сообщив о цели своего прибытия секретарю и дождавшись приглашения в кабинет, девушка с готовностью шагнула в небольшую комнату, обставленную строго и по-деловому.
  Каково же было её изумление, когда она обнаружила, что за столом восседает тот самый мужчина, с которым она столкнулась ранним утром! Немного смутившись, отвела взгляд, но тут же опомнилась: трудно добиться расположения человека, не глядя ему в глаза - и смело посмотрела прямо на человека напротив:
  -  Добрый день, мистер Броган. Меня зовут Рейчел Гилберт. Мой босс из "Ежедневного пророка" назначал Вам встречу. Надеюсь, Вы готовы ответить на кое-какие вопросы?
Рейчел растянула губы в одной из своих самых лучезарных улыбок, искренне пытаясь сгладить неприятное впечатление из-за своего опоздания и утреннего столкновения, если, конечно, Броган её запомнил (само собой, девушка мысленно умоляла Мерлина о том, чтобы оно не отложилось в памяти мужчины). Не самое лучшее начало знакомства, но отчаяние было ей чуждо.
   Стоя в дверях в ожидании приглашения войти и присесть, Гилберт отметила про себя, что молодой человек весьма привлекателен: более того, его внешний вид  полностью соответствовал информации, которую предоставили начинающей журналистке в преддверии интервью. Итан Броган, по словам босса, был одним из самых амбициозных молодых  работников Министерства Магии, стремительно ворвавшийся в политику и уверенно карабкающийся по карьерной лестнице. На вид он был аккуратен, собран и строг, а на лице в тот момент, когда Рейчел появилась на пороге кабинета, замерло сосредоточенно суровое выражение. В голове пронеслась мысль о том, что он, должно быть, неразговорчив, и получить ценную информацию от него будет сложно.
  Что ж, посмотрим, каков ты, Итан Броган.

0

18

их трепетно ждут и беззаветно любят

Я задаю миллион вопросов, и я настаиваю на ответах.

http://funkyimg.com/i/2tDdx.gif
Adelaide Kane

Розалин Летиция Барнетт
первая любовь, на Ваше усмотрение

ВОЗРАСТ:
19 лет

СТОРОНА:
нейтральная/ОФ

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
начнём с лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Двадцать лет назад одного молодого человека отправили по делам Министерства Магии в Италию, в которой он пробыл неделю, и из которой он вернулся в холодную Британию с красивой итальянкой, на тот момент не знавшей английского. Двое молодых людей влюбились и решили пожениться. Родственники с обеих сторон были против по самым разным причинам, но влюблённых это не остановило. Они поженились тайно и тогда родственникам не оставалось ничего, кроме как принять их выбор. Через 9 месяцев у них появился ребёнок, очаровательная темноволосая девочка, чьим первым именем стало Розалин, в честь прабабушки со стороны отца, а вторым - Летиция, в честь прабабушки со стороны матери. Этой девочкой, как ты могла догадаться, являешься ты. И, если честно, второе имя тебе больше по душе, но ты не говоришь об этом, чтобы не расстраивать отца. Брак твоих родителей оказался счастливым, но ты не считаешь эту историю романтичной, ведь всё могло сложиться и по-другому. За это время твой отец поднялся по карьерной лестнице в Министерстве, а мать так и осталась домохозяйкой. В целом, вы счастливая семья.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я учился всего лишь одним курсом старше тебя, таким образом мы сталкивались в гостиной нашего общего факультета целых 6 лет, количество встреч в коридорах и дверных проёмах исчисляется тысячами, но до последнего года я не узнавал тебя. Просто не замечал и даже не подозревал о твоём существовании, но ты очень хорошо знала о моём.
Вот почему сначала у нас совсем не заладилось. И я попал в ситуацию, над которой смеялся, потому что впервые я влюбился в тебя. Ты – моя первая любовь, мой лучший друг. Ты та, кто хмурится, а потом смеётся над моими самыми глупыми шутками, кто помог мне смириться, кто дал мне цель. Та, кто принял меня, и ради кого мне захотелось измениться.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я не хочу ограничивать, поэтому почти всё можно обсудить и придумать самостоятельно/вместе. Вместе. Люблю всё придумывать вместе. У меня в голове уже есть одна история, но это не рельсы, с которых нельзя съехать, поэтому я не буду писать её сюда.  Приходи и я всё расскажу лично.

пример игры

Люк с самого утра пребывал в панике. И на это у него было несколько причин, но все они так или иначе касались его предположительной помолвки, которая должна была состояться вот прямо сегодня. Нет, он не мерил комнату шагами, терзаемый то предвкушением счастья, то страхом роковой ошибки, что присуще большинству людей, собирающихся связать свою жизнь с кем-то навсегда - Люк к их числу не принадлежал. Он принадлежал к числу людей, которых сожрал собственный обман и теперь намеривался прилюдно выплюнуть обглоданные кости. 
В начале своей карьеры Люк и представить не мог, что согласится на подобное. Это казалось недостойным, дешёвым, но баррикада из принципов протянула всего пару лет и пала, оказав сопротивление меньшее, чем надеялся сам Люк. Хотел бы он сказать, что его к этому принуждали пытками и угрозами, шантажировали бесстыдно, выбора не оставив. Нет, ничего, чем оправдаться можно было бы, кляп для совести несговорчивой соорудив. Он принял это решение в добром здравии и отчётливо понимал на что соглашался, не понимал только, что не готов к этому совершенно: оказалось, что сниматься в кино, чужую жизнь на время себе присваивая, и превращать собственную в постановку другим на радость – вещи разные совершенно, несопоставимые даже. Сначала было легко: те же камеры, площадка, гримёры. Им даже давали сценарий со сносками такими забавными, в которых говорилось, что они чувствовать должны [смотрит очень нежно, с трепетом, словно на любимый бабушкин пирог] и только что крестиками на полу не отмечали, кто где стоять должен и куда смотреть для лучшего ракурса. Радовало ещё, что репетировать не заставляли, хотя, возможно, одной репетиции Люку хватило бы, чтобы одуматься, нелепость ситуации и неправильность затеи оценить, вовремя прекратив всё до того, как обман из под контроля выйдет, возможно, карьеру не только его разрушив. Люди любят скандалы, но терпеть не могут быть обманутыми и нехотя того, кто обмануть их посмел, прощают, несмотря на то, что ни в одном контракте Люк согласие на передачу прав на его личную жизнь обществу не подписывал. Но кому какое дело? Он товар и от этого временами [всегда] тошно. 
А самое ужасное, что в какой-то момент ему это начало нравиться. Нет, не обманывать бедных фанатов и не чувствовать себя куском мяса, который пытаются продать подороже, но вот так ходить по улице с любимым человеком, держась за руки и не таясь было действительно восхитительно и странно волнующе. И, в конце концов, перестало смущать даже то, что держал он за руку вовсе не возлюбленную, а скорее подругу по несчастью, которой, возможно, поцелуи его были неприятны вовсе, а улыбка на лице и взгляды якобы счастливые лишь следствие договора подписанного, о чём забывать нельзя было ни в коем случае и иногда было невозможно не забыть. Но это тоже не смущало почему-то, особенно, когда от объятий, одним холодным расчётом вызванных, Люк вдруг сам удовольствие получать начал в виде радости странной_необоснованной, но настоящей самой.  Игра в счастливую жизнь оказалась затягивающей, но безвыигрышной, ведь оба они в итоге не получали ничего, кроме сердец разбитых [своих и чужих] и внимания всеобщего, которое не им, а их агентствам нужно было. Люк не решался поговорить об этом с Мариной, узнать её отношение к этому, как не решался сделать множество других вещей. Например, сегодня он очень долго не решался выйти из машины: так и сидел перед агентством своей липовой возлюбленной в смокинге и с выключенным телефоном час, пока злость на себя не пересилила панику, что в глазах морем во время шторма плескалась.
-О чём? – спрашивает Люк, тихо в гримёрную девушки зайдя. Даже персонал агентства, все сотрудники, кроме агента, директора, да пары-тройки лиц думают, что всё по-настоящему у них и его впускают безропотно, улыбками понимающими, торжественными сопровождая, от которых Люку скрыться хочется. В горле пересыхает, стоит взглядом с девушкой встретиться, и он поспешно плотно дверь закрывает, на приватный разговор рассчитывая. На первый настоящий разговор без масок и прописанных эмоций, камер всевидящих и ушей острых, хотя за вечерами долгими, прогулками выдуманными, они многое друг о друге узнать успели, но за фактами биографии не всегда душа сокрыта, а ничего действительно важного они не обсуждали никогда. Не говорили о политике, религии и взглядах на воспитание детей; не обсуждали личную жизнь и Люк даже не был уверен, есть ли у девушки кто-нибудь дорогой сердцу, сам тоже не спешил проблемами делиться, которых день ото дня на любовном фронте всё больше было [в первую очередь благодаря этому фарсу, конечно]. Зато брюнет знал о том, что она в детстве на лошадях кататься любила и даже имя её лошади помнил, но много или мало это сказать не мог.
-Отлично выглядишь, - Люк улыбается, а сам себя нашкодившим котом ощущает, борясь с желанием глаза в пол потупить. А Марина действительно выглядит потрясающе, даже слишком, но в данном случае Люк лишь способ начать разговор судорожно ищет, за любую возможность цепляясь. – Прости, что опоздал. Нужно было подумать… - Брови в миг над переносицей сходятся и намёк на улыбку с лица его прогоняя, а сам он медленно комнату взглядом окидывает, находя диван небольшой у стены и на его подлокотник всё так же не спеша присаживаясь, момент объяснений оттягивая, с мыслями собираясь. – И я думаю, что нам нужно закончить всё это. Вчера я совершил ошибку, которая почти всё испортила. И, если продолжить, все узнают…Не хочу, чтобы это отразилось на наших карьерах, - Люк пытается говорить спокойно, убедительно, слова подбирая как можно осторожней, словно мёд у пчёл забрать пытается, а не просто мыслями своими поделиться. –Да и сложно строить личную жизнь, когда весь мир думает, что твоё сердце уже занято, не так ли? – пытается улыбнуться Люк, поддержку в глазах Марины ища и отчего-то очень боясь не найти её. 

0

19

Их трепетно ждут и беззаветно любят

So, lying underneath the stormy skies, she said "I know the sun's set to rise."

http://31.media.tumblr.com/377f1c8612838443148d14d2fff99805/tumblr_n4lco79uAd1rm2bcqo3_250.gif
Meghan Ory

Кармен Уоррингтон
Стажер в отделении недугов от заклятий в больнице св. Мунго

ВОЗРАСТ:
около 20 лет

СТОРОНА:
нейтрал

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Кармен родом из Америки. Выпускница Пакваджи.
» Первое, что бросалось в ее характере с детства, кроме доброго сердца и живого воображения, — неизмеримая тяга к приключениям и неуемное желание объять весь мир. Едва ли не каждый день Кармен находила для себя дело всей жизни: рвалась укрощать драконов, лечить сфинксов, играть в квиддич, путешествовать, спасать магов от разных напастей, стать самым крутым детективом в волшебном мире... Ей интересно все, она хочет знать все, поэтому никак не может решить, к чему больше у нее лежит сердце. Что, к слову, имеет свое преимущество: набору знаний Кармен многие могут позавидовать. Другое дело, что большинство из них лишены системы и поверхностны.
» Нетрудно догадаться, что детством все не закончилось. Школьная пора в Ильверморни подходила к концу, а Кармен все еще грезила о чудесах волшебного мира и не знала, за какое из них ухватиться. Семья внушала ей, что все это несерьезно и пора браться за ум. Кармен уступила уговорам родственников — так и оказалась на стажировке в МАКУСА на нормальной серьезной должности.
» Ее терпения хватило, можно сказать, надолго — почти два года. А после Кармен все-таки поступила по-своему — сбежала вместе с бойфрендом в Великобританию. Навстречу приключениям. Страна, где идет война, конечно, не лучший выбор, но у юноши там были родственники, на чью поддержку и он сам, и Кармен надеялись.
» Оказалось, что обустраивать самостоятельную жизнь не так-то просто, а романтики и авантюризма для этого недостаточно. Их чувства не выдержали трудностей, связанных с бытом. Так Кармен осталась в чужой стране одна. Возвращаться домой ни с чем было неловко, хуже ничего и придумать нельзя, и девушка, собрав в кулак весь свой оптимизм, старалась найти свое место в новом мире.
» В больницу святого Мунго ее привела не только необходимость найти работу, но очередной приступ увлеченности — проходя собеседование, она была искренне уверена в том, что нашла наконец то, чем хочет заниматься примерно всю жизнь.
» Может быть, это впервые оказалось бы правдой, когда бы ее стажировка не закончилась, едва начавшись. Как и другие палочки с пером феникса, палочка Кармен перестала работать в августе 79 (подробнее здесь). Заведующая отделением дала ей возможность остаться — для Кармен это первый год стажировки, и он не требовал большого объема практики. Но девушка, испугавшись, что не справится, покинула больницу по собственному желанию.
» Следующие несколько месяцев Кармен работала официанткой в маггловском кафе. Она еще никогда не расставалась со своей волшебной палочкой и чувствовала себя без нее настолько уязвимой, что предпочла волшебному Лондону обычный.
» Впрочем, желания стать целителем Кармен не потеряла, и надежда на возвращение в Мунго забрезжила, когда Министерство пообещало волшебные палочки всем, кто их лишился. Это благое намерение обернулось трагедией 29 ноября: в Косом переулке собралось слишком много желающих получить новую палочку, началась давка. Но Кармен выжила (подробнее здесь и в эпизоде «Столкновение в вихре» — помимо событий, этот пост и следующий раскроют вам образ Кармен лучше тысячи слов).
» В январе 80 девушка все-таки получила новую палочку и вернулась на стажировку в Мунго.

Подробнее.

Министерством был открыт временный отдел по замене неработающих палочек. Для того, чтобы получить новую палочку, волшебнику требовалось лишь отправить сову с сообщением собственного имени и состава палочки. В ответ ему приходили данные о времени, в которое он может прийти в Министерство и забрать практически идентичную своей палочку или же подобрать наиболее подходящую из имеющегося арсенала. Первые несколько дней отдел работал практически без перерывов и отдыха, но уже к концу первой недели количество обращений сократилось втрое, а в дальнейшем варьировалось от пяти до десяти приёмов в день.

» Бойкая, шумная, вездесущая — присутствие Кармен сложно не заметить и кажется, ее трудно чем-то смутить. Однако на деле это не совсем так. Волнение, смущение и страх проявляются в людях по-разному, и Кармен подобные чувства заставляют говорить слишком много или слишком громко. Далеко не глупая, но умению сосредотачивать свое внимание ей только предстоит научиться.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

На первый взгляд порывистая Кармен кажется не самым лучшим кандидатом в стажеры, но Джоан не без оснований видит в ней большой потенциал к колдомедицине и поэтому старается удержать в отделении. Она считает, что из Кармен выйдет толк, если та возьмется за ум и перестанет метаться между своими желаниями, а потому готова идти ей на встречу в разумных пределах, но вместе с тем и требования к ней выше, чем к другим.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Кармен — тот случай, когда пишешь в посте нпс, и он оживает настолько, что после хочешь видеть его в игре, узнать, как дальше сложилась его дорога. Я буду рада сыграть с Кармен. К тому же в Мунго не бывает лишних рук, и Уоррингтон не останется не у дел в его стенах. А еще мне верится, что такая непоседа, как она, способна найти себе на голову и не только на голову столько приключений, сколько и не мечтала.

Пример игры

Тонкие у проклятия нити, невесомые, легче и прозрачнее газового шелка, но кокон их крепок, хотя и кажется податливым и ласковым, как вода; переливается в полумраке, в рассеянном свете свечей едва уловимо — на темной встревоженной поверхности капли лунного света, бледные и безмолвные.
Вдоль спины вереницей стекают мурашки: каждое мгновение, проведенное в палате, Джоан чувствует подспудную жизнь волшебства — чужого, недоброго, темного и в то же время настолько искусного, что становится страшно: что за разум мог такую ловушку создать? На поверхности легкая зыбь, но что там, внутри? Она изучает, вглядывается, будто может разглядеть хотя бы слабое отражение подводных камней — это помогло бы понять, чего им ждать дальше и что делать, чтобы Джастин вернуть.
Магия сплетается вокруг своей пленницы — помешать этому Джоан не может и наблюдает за пациенткой настороженно и напряженно, готовая действовать, если что-то пойдет не так. Еще одна попытка нащупать ниточку к самой себе, найти дорогу в пустоте, которую проклятие оставило, нелегкое, бессловесное противостояние с тем, что происходит внутри — Джоан хочет помочь, но не вмешивается. В этом лабиринте ей не по силам стать Ариадной, по крайней мере, сейчас. Что оказалось бы нужной нитью, подсказало бы Джастин Мэннинг верный путь, она пока что не знает и потому старается хотя бы просто не помешать, не разбить неосторожным движением ее мыслей.
Победа в сражении — не выигранная война. Совсем немного Мэннинг удается вырвать у пустоты и заплатить за это придется дорого. Джоан крепко сжимает протянутую к ней руку, подается вперед, чтобы поддержать Джастин за плечи и успокоить, но доля мгновения — будто неведомой силой их отталкивает друг от друга: Джастин забивается в угол, Джоан, резко поднявшись, против воли отступает на шаг.
— Что?.. — выдыхает она так тихо, что только по губам разобрать и можно.
Не происходящее — магия заставляет ее отпрянуть. Былой мягкости в проклятии не осталось — сеть темных трещин расползается быстро, и шепот Джастин — неразборчивый, торопливый, болезненный — просачивается сквозь кракелюры словно дым.
На ее испуганный, затравленный взгляд Джоан отвечает удивленным, и в тоже время ее брови с досадой сходятся к переносице: что за дрянь ты подцепила, Джастин? Чему вас только учат в этом вашем Министерстве? Никогда не прикасаться к неизвестным предметам голыми руками — в Мунго ее учили в первую очередь не этому. Но пусть бы даже не сказали ни разу, если не к третьей, так к десятой жертве артефактов вывод напросился бы сам собой: даже чайные ложечки и детские погремушки могут быть смертельно опасны.
Слова обезболивающего заклинания срываются быстрее, чем Джоан успевает обдумать то, что видит. Может быть, в ужасе, который заставляет Мэннинг жаться к спинке больничной кровати, нет даже намека на боль, но хуже от этих чар ей не будет. Не должно стать.
И снова недоумение. Джоан возвращается на свое место и чуть подается вперед, инстинктивно желая, чтобы их взгляды оказались на одном уровне, но приближаться больше, чем уже есть, не рискует. Хотя невольно думает о том, что нужно это проверить: случится ли подобное, если они прикоснутся друг к другу вновь, или же это только лишь неприятное совпадение? А если Мэннинг прикоснется к кому-то другому? Руки опускаются на колени — пальцы левой твердо сжимают волшебную палочку. Несколько мгновений до этого сердце выстукивало свой ритм где-то в висках — быстро, не тяжело, — но теперь, вместе с глубоким вдохом, замедляет свой бег.
— О ком ты, Джастин? — тихо спрашивает женщина, принимая слова пациентки за продолжение спровоцированного проклятием бреда. — Посмотри на меня. Я не причиню тебе вреда, — ее голос вплетается в полусвет палаты бархатной лентой. Правая рука аккуратным движением скользит вдоль рукава собственного халата — сжимает предплечье другой руки. — Ты назвала мое имя. Ты помнишь, кто я?

0

20

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Он из трусости всегда будет стоять в тени сильнейшего.

http://funkyimg.com/i/2u5Qa.gif
Paul Dano

Питер Петтигрю
друг, будущий враг

ВОЗРАСТ:
19-20 лет

СТОРОНА:
Своя собственная

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
Для начала лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Нужно ли что-то говорить об этом персонаже? Думаю, основная информация и без этого известна каждому. Скорее всего, полукровный волшебник. Скорее всего, оба родителя были волшебниками. Скорее всего, отец Петтигрю либо умер, когда тот был совсем маленьким, либо сбежал, бросив Питера и его мать. Почему-то мне кажется, что мать Питера довольно властная женщина. Впрочем, я могу ошибаться.
Ещё я думаю, что вариантов, почему Питер оказался именно в Гриффиндоре, тоже несколько. Возможно, это было его собственное желание, которому последовала шляпа; возможно, что что-то произошло в жизни Питера уже после поступления, что изменило его характер; и ещё много других «возможно».
Так или иначе, но Гриффиндор. Один из Мародёров. Хвост. Анимаг, превращающийся в крысу. Мы знаем к чему пришёл Питер, но не знаем какими именно дорогами он шёл, почему сворачивал не туда и где. Другими словами, мы не знаем о Питере много, но хотим узнать.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Будем честны, Сириус никогда бы не снизошёл до общения с Питером, если бы не Джеймс и Римус. Для Сириуса Питер стал зверьком, которого пожалели и приютили под своим крылом его друзья, сам он не собирался возиться с ним, не привыкший жалеть кого-либо. Кроме этого Сириус чувствовал раздражение. Питер часто льстил, Сириус терпеть не мог увиливаний и подхалимства. Хотя лесть Питера не могла не кормить его гордыню, как не могло не разгораться чувство собственного достоинства Блэка рядом с Питером.
Питеру не повезло стать предметом вечных насмешек Блэка, которые часто были острыми и колючими, хотя Сириус не пытался никогда специально задеть его. Просто такой стиль общения, потому что общаться иначе с Петтигрю Сириус не умел и ему даже в голову не приходило пытаться т- сам Питер не осаждал его, а значит всё нормально. Но никогда никому другому не было позволено задирать Питера. 
Сириус просто смирился с Питером в своей жизни. Как приходится смириться с хроническим гастритом, например, или неоперабельной опухолью. Сириус просто привык, со временем даже научился симпатизировать. Ведь всё-таки четыре мародёра. Все вместе, всегда.
Было ли этой настоящей дружбой? Вряд ли. Будет ли когда-нибудь? Нет. И всё же у обоих в памяти общие моменты радости и печали. Всё же Блэк бы умер за него, если бы пришлось.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я очень люблю Питера. Не как героя книг или фильмов, но я знаю, что из него можно сделать очень-очень интересного персонажа на форумах. Ожидается канон, но между каноном, в тёмных пятнах, у нас будет и веселье, и печаль, и огневиски, и драки, и задушевные разговоры. Ты нужен не меньше остальных мародёров. Найдись.

Пример игры

Это был самый счастливый день за все одиннадцать лет жизни Сириуса. Самый-самый-самый счастливый. Ведь он наконец вырвался из рук своей матушки хотя бы на один семестр, хотя бы до зимы, что уже совсем неплохо, ведь до этого рекордным сроком была неделя, да и то всё равно проведённая в доме. В доме, который Сириус не любил так же сильно, как собственную мать. Но ещё не очень сильно. Если не присматриваться, зажигать везде свет и представлять, что ты отважный герой приключенческого романа в поисках сокровищ, то даже вполне сносно. «Сносно» — история всей предшествующей красному поезду жизни Сириуса. Красный поезд, блестящий, как будто новый, словно только что, за пять секунд до их прихода, вытащенный из огромной игрушечной коробки, таким нереальным он казался маленькому мальчику, привыкшему, что в мире есть только два цвета — серый и чёрный, а остальное их оттенки.
Сириус запрыгнул в поезд не прощаясь, не тратя время на то, чтобы чмокнуть мать или обнять отца, в их семье такие нежности были не приняты, а играть на публику, изображать привязанность он не хотел. Регулус провожать его не стал и Сириус грустил лишь о том, что родители не последовали его примеру.
Когда поезд начинает движение, Сириус уже сидит в купе с другим мальчиком — взъерошенным, словно воробей, и смешливым, как он сам. Они оба прижимаются лицом к стеклу, пытаясь разглядеть что-нибудь впереди и впервые Блэк не слышит замечаний, что его смех слишком громкий. Мальчик смеётся вместе с ним. Его зовут Джеймс Поттер.
Во время поездки они много разговаривают. Сириус узнаёт, что они дальние-дальние родственники, когда расспрашивает о семье Джеймса, и узнаёт, что тот хочет попасть в Гриффиндор. «Было бы здорово оказаться на одном факультете» — думает Сириус, а ещё пытается вспомнить хоть одного волшебника с фамильного древа Блэков, кто закончил бы не Слизерин. За всю поездку ему это не удаётся, но в душе нежным червяком корчится надежда стать первым. 
Уже почти в самом конце поездки дверь купе открывается, и рыжеволосая девочка в приказном тоне просит вести себя тише, хотя Сириус никогда не назвал бы это просьбой. За её спиной Блэк разглядывает чёрные волосы незнакомого мальчишки и сразу инстинктивно испытывает неприязнь. Вот так просто, с первого взгляда. Позже они с Джеймсом согласятся, что девочка зануда, а мальчик слишком странный. «Серый» — подумает про себя Сириус, вспоминая старую половую тряпку.
Чем дальше, тем лучше. До Хогвартса мальчишки плыли в одной лодке, стояли вместе перед дверьми большого зала, вместе поражались происходящему, громко комментируя и получая недовольное шипение со всех сторон, вместе, затаив дыхание, ждали своей очереди, не отрывая взгляда от говорящей шляпы. Они были вместе совсем недолго, но Сириус уже успел представить, почувствовать, как это здорово, когда есть друг. У него не было возможности завести ни одного дома, ведь там были только книги, младший братец и кузины, которые, кажется, презирали само понятие дружбы. Между собой-то они, конечно, ладили, но Сириусу удавалось ладить только с одной, с которой они, как ни странно, реже всех виделись.
Сириусу не терпелось уже надеть на себя шляпу. Как всегда, когда другие нервничали и переминались с ноги на ногу, ему больших усилий стоило не растолкать всех вокруг и не воссесть на стул самовольно, сделав из него собственный трон. Матушка бы, возможно, оценила, но остальные точно нет, поэтому его имя, названое в первой десятке, пришлось очень кстати. Получив дружеский тычок в плечо от Джеймса, Сириус маленьким вихрем взобрался на стул. За несколько секунд, пока шляпа не прикрыла обзор, Блэк успел оглядеть толпу. Он искренне верил, что все задержали дыхание вместе с ним, когда шляпа опустилась на глаза.
Он был первым из тех, кого успел знать. Он знал, на каком факультете хотят его видеть родственники, но не знал, чего хочет он сам. Это должно было решить его судьбу, возможно, дать ответы на вопросы, которые он задавал себе предыдущие 11 лет или с момента как начал осознавать себя. Ещё он хотел быть с Джеймсом, вот только шляпа ещё не знала маленького Поттера, как не знал маленький Сириус, что желания учитываются, и Джеймс попадёт именно на тот факультет, на который хочет попасть. Сириус не знал этого и желание попасть в Гриффиндор не испытывал, потому что всё равно где, если с другом и на своём месте. Больше всего маленький Блэк хотел понять, где же его место, получить ответ на вопрос такой же он, как его родственники, или всё же есть другой путь.
Другого пути не было.
Он осознал это, когда в голове раздалось звонкое «Слизерин!» и темнота сменилась лицами. Где-то сбоку шумел теперь уже его стол, и он чувствовал, как чужая ладонь мягко толкает его в спину, побуждая занять своё место за ним. За столом, за которым сидело не одно поколение его предков. Таких, как его матушка, теперь уже как он сам. Это было впервые, когда Сириус узнал, что такое дрожь в руках, впервые, когда в его взгляде можно было рассмотреть ужас — несколько долгих секунд, пока он шёл к столу. «Я как она» — задыхающейся птицей, бьющейся в предсмертных конвульсиях, билась в голове мысль. «Я как она» — звучал в голове собственный приговор.
Но худшим было сесть за стол и найти взгляд Джеймса, красноречивый взгляд. «Мы не сможем быть друзьями» — говорил он, только не теперь, потому что «я никогда не соглашусь на Слизерин» — говорил Джеймс в купе поезда и Сириус не понимает, как мог забыть это, когда сидел там, как шляпа могла так жестоко поступить с ним и, наконец, почему он сам согласился. Но всё просто. Потому что ему нужны были ответы и потому что шляпа никогда не ошибается, потому что ей потребовалась секунда, чтобы так просто решить его судьбу.
Сириус опускает голову на стол и закрывает глаза. Ему не весело, сердце, что билось раньше так, словно пыталось вырваться из его бренного тела, сейчас словно замерло совсем, отказываясь гонять кровь по его теперь уже слизеринским венам. Блэк открывает глаза и слегка поворачивает голову в сторону лишь когда кто-то задевает его, совсем немного, садясь рядом.
Странный парень. Серая половая тряпка.
-Привет, — улыбается Сириус, но в улыбке ни тепла, ни веселья, ничего. Вязкая горечь от которой немеет язык, словно он переел мяты.
Так Сириус Блэк впервые познаёт смирение.

0

21

Их трепетно ждут и беззаветно любят

— У всех есть слабое место, и он нашёл моё.
— У тебя есть слабое место?

http://funkyimg.com/i/2tMC9.png
Jessica De Gouw

Annegret «Anna» Moser | Аннегрет «Анна» Мозер
племянница, выпускница Дурмштранга

ВОЗРАСТ:
22-23 года

СТОРОНА:
идеи Гриндевальда

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая/лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

• Происходит из немецкой семьи чистокровных волшебников, некогда входившей в Ближний круг сторонников Гриндевальда, на смену которому пришёл Синклит. Подробнее.
• Соответственно, получила хорошее аристократическое воспитание: наверняка училась рисовать, играть на каких-то инструментах, ездить верхом. Но занималась она всем этим до девяти лет, так как потом поступила в Дурмштранг, и домой приезжала лишь на каникулах. Достаточно сильная волшебница. Скорее всего, хорошо училась, раз жизнь светской львицы её не прельстила.
• Поддерживает идеи Гриндевальда, но пока определённо не слишком ревностно. Она выросла в семье его ближайших сторонников, однако нельзя всё списывать на одно лишь воспитание: Анна действительно вполне лояльна этой идеологии. В игре может начать вести более активную деятельность в этом направлении.
•  Закончила Дурмштранг, по всей видимости, почти год назад. Уехала в Великобританию, когда поняла, что в противном случае её выдадут замуж. Когда ей было девять, Аннегрет присутствовала на свадьбе своей тёти Регины, которая, бросив у алтаря своё твёрдое «нет» удалилась из церкви. Понимая, что второй раз подобная выходка не пройдёт, девушка просто сбежала из дома, направившись к вышеозначенной тёте, потому как выбора, в общем-то, не было.
• Наверняка где-то работает, но конкретное место лучше, наверное, выберем вместе. Скорее всего, это будет какая-то секретарская должность в Министерстве магии (в крайнем случае, что-то в больнице святого Мунго), потому что ни о какой работе продавца или помощника в магазине речи идти не может: фройляйн Мозер всё-таки чистокровная волшебница и аристократка. Работать она действительно хочет, и к благотворительности, искусству и коллекционированию её душа не лежит. Аннегрет — человек дела. Не потому, что ей надо всех спасти: она просто считает себя слишком классной, чтобы прозябать на светских вечерах, да ещё и пример тётушки перед глазами.
• Что касается характера Аннегрет вообще, это довольно сильная духом девушка, умная. И в восторге от тёти Регины, что не слишком-то подтверждает, по мнению прабабки, слова об уме, однако Аннегрет определённо не глупа. Она недавно закончила школу, нигде не была и мало что видела. Соответственно, жизни не знает и будет наступать на грабли даже при том, что наивной её в здравом уме не назвать ну никак. А Регина будет её нехотя временами спасать, но об этом детальнее дальше.
• Анна не самый лучший человек, но и стервой какой-то её не назвать. Девушка, которая знает себе цену и не горит желанием зависеть от воли левой пятки какого-то недобитого феодала — позиция в жизни, наверное, спорная, но Аннегрет пока определённо не намерена менять её. Может, однажды она передумает, сейчас для того слишком рано, ей кажется. Она не ранимая, с неплохим чувством юмора. Из тех людей, кто способен, скорее, на всё.
• Важным считаю отметить, что если бы Аннегрет училась в Хогвартсе, шляпа распределила бы её не на Слизерин — в Рейвенкло.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Аннегрет лет с девяти говорили, что тётя Регина — крайне плохой пример для подражания: сбежала из церкви со свадьбы, работает, по сей день без семьи и заводить её не собирается, и что самое жуткое — совершенно прекрасно себя ощущает при всём этом. Но Анна, как человек, которому в данный момент традиционные прабабушкины ценности явно чужды, решает, что тётя Регина — это именно та, на кого стоит равняться.
И заявляется к ней на порог.
Самое интересное, что тётя Регина окажется именно такой классной, как Аннегрет представляла, однако из этого самого следует, что племяннице она не сказать, что обрадуется. Да, конечно, своих не бросают, и девушку в дом она пустит в конце концов.
Поначалу ужиться им будет непросто, но со временем это должно измениться, и Регина к племяннице очень сильно привяжется. А хорошего в этом, естественно, мало: Анна станет её слабым местом. Вообще, в чём, на мой взгляд, фишка младшей фройляйн Мозер — она, так же, как и её тётя, выросла в окружении гувернанток, и хотя её мать жива, они, скорее всего, не слишком близки. Но похожи с Региной, и Аннегрет непроизвольно и неосознанно будет, вероятнее всего, пытаться перенести роль своей матери на тётю.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Всё, начиная с рифмы «Аннегрет—винегрет», закатываемых глаз, сарказма и воздетых рук к небу «за что мне всё это» и угроз выслать домой — поначалу. Предполагается, что Анна, вообще-то, Регине под стать и стремиться стать похожей ещё больше, а потому всё-таки сможет тёте понравиться, а как именно — мы с вами сыграем. Думаю, в этом будет нечто мрачное, но при этом семейное, важное, и местами, конечно, весёлое.
Игра с Аннегрет интересна мне потому, что позволит раскрыть Регину с другой, хорошей стороны, что присутствует даже в таких людях. Может, она вырастит из вчерашней выпускницы Дурмштранга вторую себя: сильно вряд ли, что у Регины будут когда свои дети, и представится иной шанс кого-то воспитывать. Или, может, кто-то вообще захочет шантажировать её жизнью Анны? Привязанность для Регины в новинку, но и, вероятно, что роскошь вообще.
Помимо ветки со мной, у Аннегрет определённо есть возможность найти и другие, и здесь я вас никак не ограничиваю. Лишь бы всё было в характере девушки, а заведёт она, к примеру, себе молодого человека, девушку или сразу обоих —  целиком на ваш вкус. Хотя, признаться, мне кажется, что изначально ей не слишком до личной жизни, коль скоро Анна сбежала из дома, чтобы стать такой, как Регина. Тем не менее, это совсем не помешает ей где-то работать, с кем-то дружить, враждовать и, думаю, поддерживать идеи Гриндевальда.
Важно! Перед тем, как писать анкету, пожалуйста, свяжитесь со мной: выдам имена родственников, некоторую фактологию и, может, ещё какие-то мелочи касательно образа.

Пример игры

Переплетение нитей цветных, много шума и бешеный ритм — Лондон разительно отличался от всех городов, где Джейкоб бывал раньше. Хотя, справедливости ради, городов-то он видел не так уж и много: путешествовал больше по диким местам, где драконы водились и прочие твари. Здесь всё было другое совсем: мосты, крыши, шпили и флюгеры — это был почти каменный лес, и мальчику, разумеется, не терпелось поскорее его осмотреть. А как много повсюду здесь ярких, красочных струн! В первые дни Джейк аж на ходу замирал завороженно, глядя, как нити, сияя, клубятся на улицах, словно бы кружатся в танце причудливом. Как странно, что никто вокруг больше, похоже, всей этой красоты не замечал — взрослые, что с них взять. Оставалось лишь тяжко вздохнуть и бежать за родителями, от которых, любуясь, он отставал. — Mamma, se, hvilke strenger!1 — мальчик дёрнул мать за рукав. Совсем рядом с ними плыл вьющийся ворох сиреневых нитей. — De ser ut som en blekksprut,2 — и куда вот она смотрит? Джейкоб нахмурился и показал пальцем, заставив струну деформироваться. — Ikke vær dum!3 — Миссис Мюррей смеялась, приглаживая волосы сына. — Og Ikke pekefingeren. La oss gå,4 — и так было всегда. Ничего не поделаешь, ладно уж.

Через месяц он получил разрешение гулять в одиночестве, и не будет большим преувеличением сказать, что добился его Джейк простым шантажом: обещал, что не будет при них чересчур увлекаться фантазией о нитях. Воображение мальчика всегда было буйным, мать с отцом это только приветствовали. Пока он слишком часто не стал повторять про какие-то струны, точно он в самом деле их видит. Может, у них это такая игра? Очень странная. Впрочем, Джейкоб совсем не обиделся: в Лондоне у него дела поважнее, чем дуться, как маленький. Здесь же столько всего интересного! Ещё спустя месяц он уже так хорошо ориентировался, будто прожил здесь лет восемь. И, вообще-то, всё дело в нитях: по ярко-красной Джейк всегда возвращался домой.5

В конце ноября погода сырая и ветреная, но что могло встать между Джейкобом Мюрреем и его мороженым в кафе Флориана Фортескью? Что-нибудь посерьёзней тумана. Отец, например. — Нет, Джейк, посиди-ка ты дома сегодня, — очень обидно: мальчик уже был в пальто и ботинках. — Ну пап! Я оделся тепло, — до шарфа на полке он, конечно, достать не мог, но честно собрался звать маму, чтобы та помогла ему. — Завтра пойдёшь, куда денется твоё мороженое? Давай лучше с тобой поиграем, — непонятно, на что Дин Мюррей сейчас вот надеялся, если упрямством сын явно в него был. — Не хочу, — подпрыгнув несколько раз, он всё-таки сдёрнул с вешалки шарф, заодно уронив с неё... всё. Отец расхохотался. — Так, давай-ка, иди в свою комнату, вредина, — подхватив Джейка под руки, мужчина переставил его по другую сторону от себя — дальше от входной двери.

Говорят, когда судьба закрывает дверь, она открывает окно. В этот раз, правда, закрыл дверь отец, так что с окном на судьбу Джейк не рассчитывал тоже. Хватать струны пальцами он почти не умел, но вот наступать на них —  почти запросто! Он контролировал магию куда лучше других детей, а потому не раздумывая перебросил ногу через подоконник окна своей комнаты на третьем этаже. — Мама готовит лефсе с ракфиском!6 — Из-за двери послышался весёлый голос отца.
— Ладно! — Настроение у Джейкоба уже поднялось, но за мороженым он всё равно сходит, потому что, в конце-то концов, это быстро: только съест, и назад сразу. Прихватив с собой шарф, мальчик вылез из окна и спустился на землю. Вышло, к слову, не лучшим образом: ноги часто скользили по струнам, и приземлился Джейк испачкав колени с ладонями. Отряхнувшись, он побежал прямиком в Косой переулок. Ещё по дороге в кафе он заметил, что на улице много народу, но едва ли придал значение — все его мысли были в стакане с огромным мороженым, которое специально для него Фортескью поливает тройным шоколадом. Устряпавшись, без лишних метафор, по самые уши, невероятно довольный Джекоб Мюррей вышел на улицу через двадцать минут. Нет, конечно, он вытер рот! По нему, правда, так и не скажешь.

Людей стало ещё больше, и хуже того — они все почему-то толпились, и маленький Джейк вынужден был среди них пробираться. Главное, чтобы вон та волшебница не сразу заметила, что он вымазал мороженым с шоколадом ей мантию, а тот мужчина... необычный какой-то7, однако разглядывать его некогда: ещё потом придётся отчитываться за пятно, вот позорище будет! Мальчику становилось не по себе: то здесь, то там струны гасли и  вспыхивали. Джейкоб ухватил было несколько, но его мало кто замечал — все толкались. — Oh, være forsiktig, kan du,8 — жутковато, и мальчик, забывшись, говорит по-норвежски. — Savner meg!9 — почти в отчаянии кричит Джейк, когда кто-то пихнул его так сильно, что сбил с ног, и единственное, за что мальчик успел ухватиться, были какие-то нити вокруг людей. К горлу подступает паника, но тут, люди вокруг тоже падают, точно куклы с верёвочками, за которые кто-то подёргал. — Unnskyld meg, vær så snill, jeg tilfeldigvis!10 — завопил он, практически поддавшись общей панике.
Ему словно не выбраться.

переводы и пояснения

1 — Мама, смотри, какие струны! 2Они выглядят, как осьминог.
3— Не говори глупостей! 4И не показывай пальцем. Пойдём.

5Красная линия, по которой Джейкоб находит дорогу домой — нечто вроде магии любви. Той самой магии, которой Лили Поттер смогла защитить Гарри в каноне.

6Лефсе — традиционные норвежские блины; ракфиск — забродившая форель.

7Женщина с мантией в шоколаде и необычный мужчина, конечно, господа Райнеры.

8— Ай, осторожнее, пожалуйста!

9— Пропустите меня!

10— Извините, пожалуйста, я случайно!

0

22

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Люблю предательство, но ненавижу предателей

http://68.media.tumblr.com/a0f705fd7eb8312a3d2cbd3d2661db6a/tumblr_opyr0q8Zai1qj9pgco8_400.gif
Aneurin Barnard (как вариант)

Aubrey Prince // Обри Принц
Начинающий аврор

ВОЗРАСТ:около 38 лет

СТОРОНА:
Пожиратели Смерти

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
Выдам, если понадобится, скайп

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Руфус и Обри познакомились, когда Скримджер учился на четвертом курсе, а Обри только-только поступил в Хогвартс. Чистокровный волшебник, богатая семья с болгарскими корнями, Обри был очень высокого о себе мнения даже для ребенка. Дружба установилась только через три года, когда Обри обучался на третьем курсе и они вместе полеживали в лазарете после славной драки во дворике. Профессора тогда знатно надавали всем "весельчакам"
и влепили кучу общественной работы. Ссора была глупой, один из мальчиков Слизерина сломал чисто случайно палочку девочки из Рейвенкло. И началось веселье. Руфусу и Обри попало больше всех. Обри отстаивал честь факультета, а Руфус, как старший студент считал своим долгом всех разнять. В лазарете они установили контакт и позже стали друзьями.
Обри видел в Руфусе соратника и доверял тому больше, чем следовало бы. О том, что родители Обри связаны с темной магией никто не сомневался, но Обри умудрялся еще и гордиться этим. Он никогда не скрывал того, что нисколько не боится подобной магии и считает ее действенной. У него на этот счет была целая теория, философия. В конце концов,он стал изучать темные искусства.
История делает крутую петлю, когда Обри Принц убивает мальчика с собственного факультета на несколько курсов младше (несчастный случай, возможно). Все выглядело как чистое самоубийство - повесился на люстре за галстук, а потом расследование было прикрыто. Руфус оказался случайным свидетелем - знали ли об этом Обри или нет - оставляю на ваше усмотрение, как и вообще мотивы этого странного преступления. Руфус не дал показания против Обри и в этот же год закончил школу.
Обри никогда не горел желанием стать аврором. Где и как потаскала его жизнь - тайна покрытая мраком. Со стороны деятельность Принца выглядела довольно мирно - он написал целую книгу о бытовых заклинаниях и хотел стать знаменитым писателем. Однако однажды его пути привели в Аврорат.
Сдав экзамены, Обри поступил на стажировку в Аврорат.  Ради чего - один Волдеморт знает. В одном Руфус был убежден - этот человек связан с Пожирателями и устроился в Аврорат не просто так. Из него не получилось хорошего аврора, а вот неплохой шпион... кто знает? Глава отдела установил над ним тотальную слежку. Обри же не настолько пустоголовый, как казалось, возможно об этой слежке не знает, но как-то внезапно начали гибнуть несчастные люди.
Не маги даже. Магглы и полукровки.
Совпадение?

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

У нас была хорошая дружба младшего и старшего, почти как братья. Что случилось в 55 году мы обсудим вместе, но у меня есть различные варианты. Каким делать этого персонажа - тоже ваше право. Вы можете сделать его как темным волшебником, так и запутавшимся в себе человеком, который попросту делает кучу ошибок,
или, может быть, он связался не с той компанией, денег кому-то должен, и прочие банальные отговорки. В общем, если заинтересованы, я думаю, что у вас есть вариант, в какую сторону вы бы хотели его развивать. С моей стороны ограничений нет. Но разбираться во всем этом будем в игре.
Сейчас персонажи находятся в хороших отношениях, поверхностно, конечно. Мне бы хотелось увидеть уклон на противостояние и сделать их в конце концов, в ходе событий, врагами.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Ожидаю, что вы будете развивать персонажа. У меня на него есть легкий набросок - все остальное в ваших руках, я поддержу. Если где-то недостает логики в заявке, то я просто всего остального не написал,
потому что считаю, что нужно давать игрокам право выбора.
Мир и жвачка мне не нужны, а вам?
"Энакин, ты был мне как брат, я любил тебя" не действует, потому что персонажи не так много времени в дружбе провели и Руфус никогда не был Обри своеобразным учителем. Но хогвартские годы я бы отыграл. Различные глупости и тот случай тоже.
Что далше по сюжету? А дальше по сюжету скандалы-интриги-расследования, разоблачения, попытки друг друга убить.
Обри 38, он молодо выглядит, но при этом у него есть не малый опыт, он хорошо сражается.
Берите и не сомневайтесь. И не пропадайте.
С удовольствием почитал бы сложный, полный темной философии характер, который реально верит в то, что он делает. Вперед!

Пример игры

Что заставляет людей выбирать настолько опасную работу, как аврорат? Нет, наверное, каждый профессионал считает свою работу в меру опасной и в меру рискованной, но с этими профессионалами зачастую спорят другие профессионалы. Когда аврор считает свою работу опасной, с ним не спорит никто.
В этом и заключалась суть. Романтизм этой профессии развеивается уже во время стажировки, с первыми серьезными ранениями, вовсе не травмами, которые может подлатать знахарь-терапевт на дому. Когда собственная кровь пугает больше, чем возможность умереть и не увидеть ее вообще. И вот ты лежишь на накрахмаленном, чистом белье и смотришь пустым взглядом в пепельный потолок лазарета. В минуты, когда сестры оставляют тебя одного, задаешь себе кучу вопросов. Готов ли ты дальше идти этим путем и что от тебя за это потребуется. Чего лишившись, ты можешь обрести что-либо? Никакого романтизма, чистый прагматизм. Реализм же приходит еще позже.
Когда ты лежишь в Мунго не потому, что потрепан парой вражеских молний, у тебя сломаны рёбра и перебиты лёгкие, а потому что еще минуту назад ты так близко был к смерти, что не можешь поверить в подлинность собственной жизни. Вот тогда ты по-настоящему ощущаешь себя аврором, прошедшим свои первые испытания. В этот момент главное заново задать себе те же вопросы и дать те же ответы.
Аврор со стажем держит в своей голове не только воспоминания о битвах, он хорошо запоминает своих врагов. Скольким они перешли дорогу — немерено. На одного темного волшебника приходится достаточно еще живых мракоборцев, которым он с удовольствием пробил бы палочкой сонную артерию. Зло умеет мстить и помнить обиды, что еще более важно. Оно умеет проникать в дом с уличным песком, сочиться через дверные проёмы, проникать в жизнь и отравлять ее медленно, верно. С теми, кого не берут молнии, огонь, вода и Авада Кедавра, есть более действенный метод — сначала зло убивает душу.
Высасывает, как дементор, всё хорошее. И это, пожалуй, Руфус хотел бы скрыть поболе остального. Он был свидетелем многих вещей, помнил многие разговоры, знал кучу вещей, которые попади не в те руки, могли бы стать мощным оружием не просто против их отдела, против всего Министерства. Он водил дружбу с влиятельными людьми, знал многие чужие секреты, но Руфус Скримджер — не круглый идиот, чтобы держать всё под носом у своих врагов.
Он должен был убедиться в том, что важная информация не попадет не туда в случае чего.
Но его выживание обеспечивали совсем не эти мелкие рабочие моменты. Вовсе не они.
Он давал слабину совсем в других вещах.
— У магглов есть удивительный, но действенный метод, — потирая болезненно подбородок сказал Скримджер (пожалуй, не здороваться с людьми — привилегия высших) — если разведчик выдает себя, он выпивает яд. Действенно, ничего не скажешь, но в их реалиях это сложнее, чем могло показаться. Зло не даст тебе даже шанса умереть просто так. Сначала оно достаточно соскоблит с тебя, только потом, возможно, снизойдет до убийства.
— Вчера в Мунго доставили Кевина Ллойда, аврор с большим стажем, даже подумать не мог, что он так просто даст себя поймать. На него давно точили зубы, он говорил мне об этом, — и все знали, что однажды на него нападут. Они дежурили у дверей коллеги, едва ли ни спали с ним в одной постели, а месть настигла его внезапно и глупо — в маггловском магазине детских игрушек.
— Он жив, если это можно назвать жизнью — и Руфусу было важно сейчас сделать на этом акцент. Он никогда не говорит ничего просто ради разговора, особенно со своими коллегами. А Ариадна была его коллегой, более близкой, чем могло показаться сначала. — Сошел безвозвратно с ума о того, что не хотел показывать то, что его враги все равно получили. И со скорбью директор отдела понимал, что его смерть дала бы им всем больше, чем вот это состояние глупенького овоща.
Его родители магглы. Что усложняет задачу в миллион раз.
Наконец Руфус выдохнул и ровно на мгновение отвел взгляд. Все эти щепетильные ковыряния в голове напоминали ему о иглоукалывании на втором году стажировки. Было не больно, но ощущение, словно тысячи маленький червяков шныряют прямо под кожей — вот на что это было похоже. И каждый раз, когда он что-то проделывал с воспоминаниями, это было до ужаса схоже.
— Не работа может сломать меня, кое-что личное — за работу он может быть спокоен, за личные вещи — нет. — Каждый паршивый снуфлер будет давить на это, а я не собираюсь становиться жертвой полуживых дементоров. Так он называл подобных врагов. Тех, кто пытают ради информации понять можно. Тех, кто делает это ради собственной жестокости — нет.
— Обет не нужен — хотя решение не было окончательным. Сейчас Руфусу кажется, что у него нет ничего, чего он хотел бы закрыть и применить обет. Потом... кто знает, что будет потом. — Все, что должно быть в Омуте своевременно оказывается там. Я хочу закрыть яркие воспоминания... седьмой курс Хогвартса. И последние два года...
Самые важные, пожалуй, в его жизни. Те самые, где фигурируют внезапно обретшие важность люди. Ариадна о них тоже знать не должна, но верит ли Руфус этой женщине? И ее профессионализму?
— Последний год — и тяжело втянул накуренный мадам Готье воздух. Он долго, с минуту примерно, смотрел на свою собеседницу и все-таки подытожил: — Есть вещи, которые ты не должна видеть, но увидишь. Я предпочту, чтобы ты их не комментировала.
Хотел ли Руфус, чтобы кто-нибудь знал о грехах, которые он брал на себя? О вещах, которые не написал в рапортах и не доложил Министру? О том, как к этому самому Министру относится и что не дает ему спать по ночам?
— Я готов, — вот так просто, даже устало подвел Скримджер и как-то траурно прикрыл глаза.

0

23

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Надежда — мой компас земной, а удача — награда за смелость

https://68.media.tumblr.com/fc6bb2561aec6c9e222bedd3f84bc545/tumblr_obwolcO6aM1r9gqxqo8_400.gif
Rachel Weisz

Maxima "Max" Hills
стажер в Аврорате

ВОЗРАСТ:
1958 год рождения, 22 года

СТОРОНА:
Добро и справедливость

ЧИСТОТА КРОВИ:
Полукровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
Выдам скайп или же гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

♦ Родилась в семье магглов, попала в Хогвартсе на барсучий факультет, чему всегда была немерено рада, настолько любила магический мир, что хотела знать всё о нём. С детства интересуется разнообразной историей и собирает библиотеку магических книг, считая каждый экземпляр легендарным.
♦ Всегда во всем ее поддерживали родители. Редкость, как магглы с пониманием относились к ее магической части жизни и искренне интересовались ее делами.
♦ Максима никогда не любила свое полное имя и приходит в смешное бешенство, когда ее называют полным именем. Предпочитает, чтобы ее называли просто "Макс".
♦ Была хорошей студенткой, даже очень. Но неповоротливой, смешной, суетливой. Настоящим ураганом, которого просто не за что было ругать, потому что она ну вот такая - всё сметает на своем пути. У нее всегда была куча друзей, которые готовы были за нее порвать любого. Старательная девочка, но уж слишком. Из-за своей излишней старательности вечно все портила. Поэтому не получила высоких баллов на выпуске, хотя очень хотела быть лучшей. Не потому, что хотела вырваться вперед, а потому что мечтала о большом будущем, хотела быть успешной и во всем обеспеченной.
♦ Состоит в разных исторических кружках, до ужаса обожает руны.
♦ Может этим всем съесть мозги Пожирателю. Заживо. И без магии.
♦ Подалась в авроры, потому что жутко хотела сделать этот мир безопаснее, лучше. Идеалистка, которая все руки сбила в этой стажировке. Но, если честно, у нее мало выходит быть аврором. В моральном плане она все еще суетлива, идеализирует многие вещи. Но у нее невероятный склад ума, помогающий решать сложнейшие вопросы.
♦ В штабе эту девочку уже прозвали "местный детектив", она легко могла распутывать сложные клубки, искать причинно следственную связь даже там, где ее, кажется, вовсе не было.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Вы - моя огромная головная боль. Тем не менее незаменимая. На вас невозможно долго сердиться, а ваши выходки в виде бардака в архивах - нельзя воспринимать всерьез. Когда вы говорите, лучше с вами не спорить, особенно, если вы знаете тему разговора. Умеете влезть в чужой разговор так, словно вовсе не на работе находитесь. Отношения начальника и подчиненного, который ни в какую не верит в ваш успех, а вы не то, чтобы хотите доказать обратное, вы просто хотите двигаться этим путем, потому, что считаете его правильным. Что здесь ваше место, несмотря на все опасности и вашу общую неподготовленность к психологическим нагрузкам.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Испытания, испытания, сложности, которые должны сделать из этой личности настоящего аврора, знающего всё и немного больше об ответственности. Она может стать свидетелем многих важных вещей, которые после камнем лягут в ее воспоминанием, сделать множество трудных выборов и в конце концов стать или не стать Аврором. Но совсем не таким, каким она мечтала изначально. Интересно посмотреть, как из цветочка она превратится в нечто иное. Поэтому я жду игрока, готового развивать персонажа в моральном плане, двигать его, изучать,
бросать ему вызовы в игре. Играть трусость, неловкость, сомнения, разные не самые приятные эмоции, но без них никак.
Хотелось бы активной игры, у меня приготовлена сюжетная линия с одним из авроров и мне кровь из носу нужна Макс,
чтобы нормально реализовать это. Так что, будьте готовы, что игры будет много. Это не вялотекущий персонаж.
И я не потерплю "с места в карьер", сначала я хочу увидеть персонажа из заявки и только потому начать развивать его.
Готовенькое я и сам придумать могу ; )

Пример игры

Цветущая молодость! Иногда даже подросток понимает, что он подросток и решает, что нужно, пока не поздно, брать от жизни всё. Пока они еще не выпустились, пока еще есть время поиграть с собственной жизнью, почему бы и нет? Руфус был ужасно серьезным в своих намерениях человеком, но его раздражала собственная серьезность, такие дела. При мысли о том, что завтра они могут проснуться в другим мире, полным жестокой ответственности и невыносимой взрослости, его бросало в неприятный жар. Сегодня мечущие в противников заклинания зачастую — хорошие приятели на арене дуэльного клуба и ни о каком риске для жизни тут ни слова под присмотром ужасного опытного Флитвика. Уж он-то точно не даст лишнему заклинанию нанести вред оппоненту. Случались переломы, случались отравления, но ничего серьезного. Ничего такого, от чего не могли бы вылечить в лазарете.
Но это было пока еще развлечением. Учителя делали всё, чтобы разогнать горячую молодую кровь. Кто-то учился, кто-то дрался, кто-то вёл себя, как захочется. А для других расслаблением был дуэльный клуб. На нём можно было удовлетворить совершенно разные свои молодые желания. Желание быть всеми любимым, казаться сильным и талантливым, привыкать к тому, что ты успешен. Одни подтягивали свою неуверенность на поле боя, другие же учились быть лидерами, настоящими победителями. Так сказать, привыкали к сладкому соку на губах.
Так вот, Руфус Скримджер, студент из Рейвенкло, был одним из таких. В запасе у него есть еще год и он постоянно говорил себе, что успеет быть серьезным, взрослым дядей, который думает о своем будущем. А пока этого не нужно... можно до дури дружить, любить и враждовать, потому что Руфус точно знал, что когда покинет стены Хогвартса, то навсегда всего этого себя лишит.
Он ведь хочет быть аврором. А это означает, что никакой настоящей дружбы в его жизни уже не случится, а любовь вовсе будет под запретом. Он намеренно готовил себя к таким жертвам и считал это даже несколько прекрасно трагичным. В его возрасте это было необходимо — быть трагичным. Какая же подростковая жизнь без доли драмы, разочарования и прочего? И конечно, пыльной самоуверенности. Ему тогда даже не казалось, что собственный успех на арене дуэльного клуба пудрит его, как намыленного красавца, цена коему грош. Он просто задирал подбородок и брал от своего успеха всё.
Ему нравилось, что учителя уважают его за старание. Ему нравилось, что его оппоненты всегда опасались чего-то, поднимая против него палочку. И ему льстило женское внимание, конечно. Он хвалился абсолютно всем и считал себя в этом правом. В самом деле, у него было на то полное право и он реализовывал его в полной мере.
Так, он уже долгое время заигрывал со студенткой пусть и не намного младше, чем он, но младше. Девочка смотрела на него, как ему казалось, с истинным придыханием, а он, как и полагается в грезах, был ровным "плохим мальчиком", который типично пользовался ее вниманием. Естественно, так ему только казалось, но это не отменяет того эффекта общей наигранности, который казался ему подлинным и очень правдоподобным.
Эти романтические "отношения" не имели никаких серьезных последствий. Руфусу за все время своего обучения нравились совершенно разные девочки, он не успевал заглядывать под юбки, но времена и нравы. Хотелось этого. И он считал, что это по-настоящему. Что же еще настоящего, если не такие влекущие, точно околодованные, чувства к другому человеку?
Ему очень хотелось произвести впечатление. Его победа над МакКилланом с Гриффиндора оказалась успешно быстрой, такой, что даже сам профессор Флитвик того не ожидал. В последнее время его преследовала полоса неудач, если он побеждал, что с большой натяжкой, а студентов на курс старше вовсе никак не мог одолеть. И тут такой триумфальный успех, чувство, будто бы выпил капельку Феликса.
Эту победу срочно надо было кому-то посвятить и он решил, что это будет симпатичная Рейчел Броган, та самая девочка, за которой он уже довольно долго ухаживал. Он слышал рукоплескания зрителей, видел благосклонные кивки Флитвика и чувствовал себя победителем. Незабываемое чувство, когда можешь свернуть горы. Завтра же сдать все экзамены и стать аврором без стажировки, насколько ты хорош и неотразим. Просто другого такого Руфуса Скримджера нет. И, подхваченный триумфом и радостью от долгожданной, почти что громкой победы, он за руку подтянул Рейчел на боевую платформу. Это вызвало еще большее волнение толпы, ребята хотели хлеба и зрелищ, как обычно, а Руфус знал, чем их развлечь. Например, неловким поцелуем, от которого девушка его не то от стеснения, не то от чего-то еще, но отпихнула. Смотрелось это просто отвратительно и умножило на ноль все, чего он тут за десять минут достиг! А толпа ревела еще громче, но теперь совсем не по поводу его победы.
А по поводу его еще более громкого поражения. В принципе, толпе все равно, на что смотреть, главное, чтобы выглядело эффектно, но у Руфуса земля из-под ног ушла. Нет, сердце не разбилось вовсе, дело не в сердце. Ему показалось, что он разбил себе лицо, упав о каменный пол чужой не взаимности на глазах у людей, которые вместо того, чтобы обсуждать завтра его бой против Гриффиндорца, будут трезвонить о том, как ему отворот-поворот дала девчонка на курсы младше него.

0

24

Их трепетно ждут и беззаветно любят

i can do anything better than you

http://sf.uploads.ru/wIHLX.png
rami malek

Робин Марш
старший брат, предприниматель

ВОЗРАСТ:
27 лет

СТОРОНА:
нейтралитет (?)

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, ЛС

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Остроумный, смекалистый и легкий на подъём. Полная противоположность своей мрачной сестрице. Настоящий пример для подражания. Немудрено, ведь именно таким ему когда-то велел быть отец, вручив завернутую в одеяльце новорожденную сестру. И Робби, который уже в три был очень ответственным мальчиком, с честью принял эту нелегкую ношу. На своем примере он учил Руби заводить друзей (правда, его-то они считали Робин Гудом, а вот её – вороной и сквибом). Демонстрировал невероятные возможности магии (хвастун!). Был вежлив и учтив со старшими (подлиза!). Любые споры решал словом, а не кулаками (трус!). Едва заметив интерес сестры к квиддичу, решил его поддержать, самостоятельно вступив в факультетскую команду (иди умри). А когда Руби не испугалась его рассказов о предстоящих трудностях, с неподдельным энтузиазмом помогал ей с тренировками (нет, иди умри).
-
Детство давно ушло, а Робин всё тот же смешливый мальчишка, умеющий находить общий язык с людьми, домовиками, совами и скрипящими табуретками. В Хогвартсе за свой пытливый ум и талант к магии был распределен на Рейвенкло. И уже к выпуску имел широкий круг полезных знакомств. При всей своей внешней беззаботности, Робин тот еще изворотливый хитрец. Во всём ищет выгоду. Мягко, но настойчиво убеждает людей делать то, что нужно ему, думая, что они сами этого хотят. И более чем решительно пресекает попытки управлять им самим.
-
После Хогвартса этот талантливый волшебник между теплым местечком в Министерских кабинетах и пыльным матушкиным салоном мантий выбрал то, что даст ему больше свободы. И с головой ушел в развитие (вернее, воскрешение) семейного бизнеса.  Он амбициозен и хваток. Не упускает ни единой возможности улучшить дела. Под его началом салон, расположенный в темном местечке на пересечении Косой и Лютного, преобразился. Один за другим возвращаются старые клиенты, приходят новые. Кажется, он даже договорился (и Руби не подозревает, что приложила к этому руку) о пошиве спортивных мантий для нескольких любительских команд. Родным остается лишь восхищенно качать головой – экий талант! Никто ведь не знает, сколько раз Робин балансировал на грани банкротства. Сколько запасных планов пришлось пустить в ход, чтобы не упасть в грязь лицом. Действительно, удивительный талант – казаться таким открытым и простым, будучи невероятно скрытным.
-
Но вот уже Руби всё чаще остается по вечерам за главную в салоне. Настолько часто, что начинает терять уверенность в том, что делает это из-за того, что братец просто один не справляется. Достаточно часто, чтобы начать подозревать неладное. А Роб с беззаботной улыбкой исчезает в ночи, чтобы вернуться лишь под утро. Упасть в кресло под внимательным взглядом сестры и надеяться, что она вновь промолчит, не задав вопрос, что мучает её все эти месяцы.

Где ты, черт возьми, пропадаешь вечерами, Робин?!

Почему закрываешь нижний ящик стола на ключ? Почему просишь обязательно предупреждать перед визитом? Ты ведь не боишься, что сестренка увидит связку чужих палочек в ящике? Ты ведь не поддался массовой истерии из-за потери магии? Ты ведь не торгуешь крадеными палочками? У нас ведь и без этого дела идут неплохо. И без этого, да?
-
Или.
Почему у тебя весь шкаф завален ветхими книгами? С чего ты взял, что триккеры – это не сказка? Робби? Ты ведь в порядке? Талантливый волшебник, всю жизнь целиком полагавшийся на магию. Тебе, наверное, нелегко сейчас. Когда магия утекает из нашего мира. Но это не повод открывать охоту на ведьм, окей? Робби?
-
Или.
Почему к нам больше не заглядывают те ребята? Это же не из-за того, что они чистой крови? Ты ведь не планируешь укрывать у нас в подвале маглорожденных волшебников, когда станет совсем опасно? Нам не нужны проблемы, Робин. Мы и сами не той масти. Будь тише.
-
Или.
Ты ведь был в атриуме Министерства 24 декабря. Ты никогда не держишься в стороне. Робин, взгляни мне в глаза и скажи, что ты не записался добровольцем в этот отряд смертников. Ты же такой тощий, ну куда тебе оборотней ловить. Очнись.
-
Или.
Еще что-то революционное/небезопасное.
-
И мне совсем не греет душу, что когда-нибудь наш салон будет разрушен до основания. Из-за тебя. Что же ты делаешь, Робин? Где твоя хвалёная предусмотрительность?..

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Крошка Ру (да, это Робин придумал её так называть) всю жизнь пыталась превзойти брата во всём. Специально Робин участвовал в этом соревновании или нет - решать вам. Руби искренне верит, что это хобби такое у братца - затмевать её во всём. Руби кажется, что все в этой жизни достается Робину очень легко. Играючи. А Робби просто не позволяет себе пасовать перед препятствиями, как бы страшно не было. И его до зубовного скрежета доводит то, что судьба раз за разом подкидывает Руби сундук невероятной удачи, но сестрица сама себе роет ямы на пути.
Но при всем этом взаимном непонимании, Робин раз за разом ставит чайник на плиту, готовый утешать вновь облажавшуюся сестрицу. А Руби всё ещё по-детски считает, что никто не имеет права обижать её брата, кроме неё самой. И мечтает сломать-таки когда-нибудь его оскорбительно прямой нос. «Перестань совать его в мои дела! И… спасибо за чай, дурилка».

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

В прошлом у нас целый рассадник взаимного негодования и скандалов. В настоящем - небезопасные приключения, зависящие от вашего выбора секрета Робина. Ну а в будущем... в ближайшие год-два Руби и Робби предстоит потерять всё, ради чего они жили. Руби придётся учиться брать себя в руки и преодолевать жизненные невзгоды. А Робин? Черт его знает. Приходите и расскажите мне его историю. В ней, наверняка, есть место не только для Руби.
-
*так как вам, к сожалению, нельзя будет поменять сестрицу, фамилию и возраст, вы свободны в выборе всего прочего. Салон мантий последние 10 лет полностью во власти Робина, поэтому вы в праве дополнительно (мантии остаются, окей?) прикрутить к этому гиблому месту что угодно – хоть мясную лавку, хоть бордель для гоблинов. Маме сами будете объяснять.  Всё, что под спойлером – мои предположения, можете выдумать любой другой изюм, чтобы не скучать, у нас в Ветви событий масса возможностей для социально-политической активности. Внешность выбрана для примера, я не против видеть брата в любом другом темноволосом-доброглазом мужчине. Словом, если вас заинтересовал мой замечательный братец - врывайтесь в гостевую/лс за подробностями. Их есть у меня.

Пример игры

не пугайтесь, обычно я менее многострочна
«Мы работаем до последнего клиента!». Первое правило салона мантий мадам Марш. Вон оно, переливается затейливым узором на стекле. Прямо под вывеской. Буквы вычурные и возвышенные, хоть на надгробии высекай. Руби Марш уже битый час изучала отзеркаленные завитки гласных и обещала себе – в следующий раз она сотрет эту проклятую надпись. Брат придёт, как водится, под утро. Будет размахивать руками и ругаться на смеси гоблинского и испанского. Наколдует ведро серебристой краски и выгонит на улицу – восстанавливать красоту. И Руби вновь начертит десяток завитков. И снова будет изучать их свободными от тренировок вечерами, сидя по ту сторону витрины.

- Нет, мне всё-таки кажется, к глазам не подходит, - вдруг выдает припозднившаяся ведьма. А муж её неопределённо пожимает плечами. Руби переводит мрачный взгляд на парочку – «а я-то тут при чём?». Женщина смотрит на неё вопросительно, мужчина – любуется потолком. «Опуская тот факт, что мне до мантикоровых пяток твои глаза, ты уже час не можешь выбрать шмотку для работы в саду. В саду! Целый час!».

- У ваших мандрагор настолько тонкий вкус? – ведьма не понимает шутки. Хмурится. Делает еще пару поворотов перед зеркалом. Спрашивает, можно ли подшить рукава. А то ведь испачкаются в земле. Руби воодушевляется – конечно, можно. Подумать только, какая дельная мысль после двух десятков сомнений!  Вот только тут работы – часа на три, не меньше. Врёт, конечно. Но выглядит необычайно дружелюбно. А в голове только и звенит, что «без пяти одиннадцать, без пяти, мать его, свобода». Ведьма пишет адрес на клочке бумаги и просит доставить мантию не позднее полудня. Вечером ей нужно будет пересадить прыгучие луковицы. «Пересаживайтесь сами на улицу, ну», и в ход уже идёт самое мощное заклинание выдворения из её арсенала вежливости: Хорошего вам вечера, спасибо за покупку.

Стоит двери салона закрыться на парочкой, как Руби вспоминает о втором правиле – «всегда улыбаться!». Что-то напевает себе под нос, крепит записку с адресом на доску за стойкой – в ту половину, которая является зоной забот Робина Марша. Звенят в руке ключи, тикают мысли, отсчитывая секунды до закрытия. «Тридцать, двадцать девять, двадцать восемь…»

Звенит дверной колокольчик.

- Миссис То-о-омпсон, - растягивается Руби в той страдальческой улыбке, что бывает у каждого, когда судьба использует любую возможность испортить человеку жизнь, - Встреча стари… тьфу, выпускников, да? Вы же завтра должны были… - но у старушки такой виноватый вид, что Руби не может закончить мысль, «ай, ладно, всем нам иногда не спится». К тому же, у миссис Томпсон, помимо старческого артрита и бессонницы, было всё-таки одно замечательное качество. Старушка никогда не приходила в салон без гостинцев. И, к сожалению, без охапки удивительных (на её, присыпанный песком, взгляд) историй. Стены салона, если бы могли говорить, с лёгкостью бы воспроизвели всю жизнь этой древней ведьмы, которая приходит сюда каждую неделю, с тех самых пор, когда матушка Марш впервые распахнула двери для посетителей.

Руби, в отличие от стен, говорить могла. Но была скована третьим правилом Робина Марша («не хамить клиентам») и своей личной привязанностью к этой чудной ведьме («когда-то она приносила мне конфеты, а не выпивку»). А посему была вынуждена пропустить старушку внутрь, предложить кофе и с неподдельным интересом выслушать, как поживает её родня и выводок низзлов. Натуральности интереса особенно способствовал принесённый миссис Томпсон бренди, который она сначала чинно капала в ложечку, мешала кофе, а потом, подмигивая Руби, подливала ещё. «Глоточек», как она выражалась. Всё у миссис Томпсон начиналось с безобидных слов. Глоточек, разочек, минутка.

- Руби, дорогуша, давай повременим минутку, – и вот Руби уже вздыхает, садится в кресло напротив и наливает полный фарфор бренди. Разговор строится легко. Как по нотам. Дела нормально. Кости целы. Замуж не скоро. Дети – посланники дьявола на земле нашей грешной, - Ах, что ты такое говоришь, Руби! – а юная Марш говорит ровно то, что нужно, чтобы ещё с десяток минут молчать, не утруждаясь даже своевременными вздохами, - Вот у меня Бонни – ты же помнишь мою внучку Бонни? – так вот, Бонни бросил кавалер. Вот буквально намедни! Она прибежала ко мне, вся в слезах… - и Руби, залпом допив содержимое своей чашки, с хитрым прищуром отправляется к стойкам с переливающимся атласом и шуршащим батистом. Старушка говорит, говорит, говорит. Руби вытягивает одну мантию, другую, издалека примеряет их к миссис Томпсон – так, что над тканью видно лишь говорящую голову.

- Ой, Руби, ты что, зачем же такой пурпур, это же слишком нахально, - и тонкие морщинистые пальцы уже смущенно прикрывают раскрасневшееся от кофе с «глоточком» лицо. Руби вновь наполняет свою чашку, напрочь забыв про содержимое кофейника, и хмыкает, втыкая булавки в подол:
- Миссис Томпсон, вы красивая, хоть и старая, как борода Мерлина, женщина. Красивые женщины не должны приходить на встречу выпускников как на похороны. А то вдруг и правда кто помрёт, - старушка качает головой и блестит глазами. Комплименты Руби всё ещё ходили где-то по границе благопристойной старческой морали, - Да сидите вы, я ваши мерки наизусть помню, ну, - закатывает Руби глаза, когда ведьма порывается вскочить для примерки, - Как поживает Трутень? Вы выяснили, что с его лапкой? – и ведьма заходит на новый вираж историй. Руби почти не смотрит на часы, отмеряя время стежками. Раз, два, три, четверть двенадцатого. Восемь, девять, сто, без десяти полночь. Стрелки завершают круг. Разговор вновь приходит к внучке миссис Томпсон. Руби убирает наскоро заполненный листочек в карман и обещает подобрать для Бонни самый подбадривающий наряд на свете.

Вручив старушке свёрток с новенькой мантией, Руби помогает ей одеться и уже сама тянется за шарфом, бесцеремонно пресекая сопротивление на полувздохе: Миссис Томпсон, полночь – не время для кокетства. Или я вас провожаю, или вы ночуете здесь, - закуток на пересечении Косой и Лютного, в котором располагался салон, и днем выглядел не особенно дружелюбно. Грош Руби цена, если она отпустит ведьму одну в ночь. Старушка поджимает губы, но покорно ждёт, пока Руби зашторит окна и с самой счастливой улыбкой перевернёт табличку на входной двери.

Ночь выдалась морозная. Глядя на мигом покрасневший нос старушки, Руби решительно объявляет – сегодня миссис Томпсон возвращается домой через камин «Белой виверны». До нее ближе, чем до Котла. Никаких возражений. Преступникам можно накостылять, а вот от воспалению лёгких – едва ли. И, конечно, по этому поводу у старушки тоже была припасена история. Самодовольно усмехнувшись, Руби закидывает биту на плечо и шагает рядом с бормочущей ведьмой.

Когда до паба остаётся какой-то десяток шагов, Руби расслабляется. Перестаёт внимательно вглядываться в темноту переулков. Смущённо морщит нос, слушая подтрунивания старушки, которую несколько мгновений назад ужасно перепугала, шарахнувшись от пролетевшего над ними ворона. Размышляет, что прихватить на ужин в Виверне.

- Леди, - раздаётся за спиной неприятно тянущий гласные голос. «Чё?», озадаченно покосившись на биту, Руби отмечает, что та всё ещё мало походит на кружевной зонтик. Губы вновь тянет кислая улыбка. Руби разворачивается, надеясь, что просто перебрала бренди. Однако тянущее чувство приближающихся неприятностей слишком хорошо знакомо мисс Марш. «Хэллоуин ведь закончился, верно?», хмурится, оглядывая три фигуры в пластиковых магловских масках поросят.

- Палочки или жизнь? – насмешливо протянул тот же голос.
- На кой чёрт вам неработающий кусок деревяшки? – с наигранным равнодушием интересуется Руби, надеясь отделаться от трио малой кровью. Меньше всего ей сейчас хотелось затевать драку в присутствии миссис Томпсон. Однако та разом ставит под сомнение все свои истории о работе в разведке во время войны. Говорит, что у неё палочка вполне рабочая, а вот тебе, душечка, как же так не повезло-то! Руби едва успевает среагировать, вытянув руку вперёд и уперев биту в живот самому тощему из трио, шагнувшему было к старушке.

- Шли бы вы отсюда, - цедит она сквозь зубы, уверенная в том, что комендантский час играет ей на руку. Соперников без магии она не боялась принципиально. Однако, одной уверенности оказалось мало для убеждения воров в том, что не их сегодня ночь. Вероятно, виной тому был нож, который тощий с готовностью извлёк из своего кармана. Напарники незамедлительно последовали его примеру. «Умно», но не время отвлекаться на снятие шляпы:
- Миссис Томпсон, трансгрессируйте.
- Но ведь…
- Немедленно!
Хлопок. Руби, застывшая с вытянутой за спину рукой, удивлённо оборачивается. Смотрит на гаснущий вихрь трансгрессии и не верит своим глазам. «Вот же старая кошёлка!», и тут же мотает головой. В конце концов, стоило уточнить, что неплохо бы захватить её с собой. В конце концов, это она отговорила её от длинной, но в разы более безопасной дороги до Котла. Резкая боль между лопаток оборвала муки совести. Она не успевает даже сгруппироваться, так и падает плашмя на землю, пересчитывая все выступающие кости.

- Ах ты ж ведьмин сын! – рычит Руби в камни мостовой, хотя отлично понимает, что сама сплоховала. Ворам, определённо, не свойственно, мирно ждать, пока излишне боевая девица стряхнет с себя временное замешательство. Палочки у неё, может, и нет, но деньги-то наверняка имеются. И, будто в насмешку, голосом тощего раздается в ушах четвертое правило Робина Марша – «будь хорошей девочкой». Мигом собравшись, Руби резко пинает горе-советчика в коленку, опирается на саднящую ладонь и тянется за выпавшей из рук битой. «Прости, Робби. Не сегодня». Излишне боевым девицам тоже не свойственно упускать шанс надрать чьи-то самоуверенные задницы.

0

25

Их трепетно ждут и беззаветно любят

let's all just keep our fingers crossed and hope for the best

http://s0.uploads.ru/dpeIx.gif
dan stevens (или на ваш выбор)

Джоуи Дженкинс
напарник, капитан и загонщик Палящих Пушек

ВОЗРАСТ:
26+*

СТОРОНА:
на ваш выбор

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, ЛС

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

«Ты не умеешь унывать, не так ли?», насмешливо спросила Руби в вашу первую встречу. А ты, будто и не разобрал осуждающие нотки в её полупьяном голосе, парировал легко и логично: «А зачем?». Так ты и живешь, не позволяя себе раскисать, каким бы хреновым не было положение на поле или в жизни. Жмешь руки фанатам, поешь с ними песни, смеешься над охочими до грязи журналистами.

Ты тот, кто повторяет – мы худшие среди лучших. В Лиге ведь всего 13 команд. И пусть мы на последнем, проклятом, 13 месте. Когда-нибудь, мы победим. А пока – «Скрестим пальцы и будем надеяться на лучшее». Будем проигрывать с честью. Держаться достойно. В конце концов, «взгляните на соколов, если бы они проиграли сегодня – разнесли бы к стадион к чертям грифоньим. Это хороший стадион, на нём ещё мой дед играл, нельзя с ним так».

Ты тот, кто объявил – важна игра, а не её результат. Нытики будут платить в баре за всех. И после матча у Руби вновь пустой кошелёк. А ты лишь смеешься, глядя на ее кислую физиономию, и заказываешь всем ещё по одной. И как бы случайно бросаешь, что сегодня удары мисс Марш были особенно техничны. Руби расцветает. А ты уже хвалишь каждого охотника, сочувственно хлопаешь по плечу вратаря – «не унывай, брат, я бы и сам эту чертовщину не словил».

Ты – сердце нашей команды. И прекрасно это знаешь. Сколько предложений от других, более удачливых и сильных команд ты отклонил? Никто не считает. Каждое письмо ты насмешливо зачитываешь вслух и сжигаешь одним взмахом волшебной палочки. А потом гоняешь нас по полю до седьмого пота. Заставляя верить, когда-нибудь каждый поступит так же.

Ты, кажется, немного безумен, Джо. И мы это ценим.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

О капитан, мой капитан! Два с лишком года назад ты, сам того не подозревая, спас Руби от загнивания в унылых коридорах министерского департамента спорта. Заставил поверить, что в профессиональном квиддиче всё ещё есть место для этой вздорной девицы. Одобряюще рассмеялся, когда она предупредила о скандале из своего прошлого: «Погоди-ка, это ты надрала зад тому верзиле из Нетопырей? Неплохо сыграно!». И этим смехом покорил навсегда.

Как это было (выдержка из биографии).

Бар тогда был ярко-рыжим от оранжевых мантий, фанатских футболок и огневиски в стаканах. И удивительно тихим, понурым. "Пушки" запивали очередное поражение. Руби так лихо взяла пример с главных неудачников лиги, что когда рыжее общество отогрелось и взбодрилось, она восседала на столе в чьей-то мантии и распевала «Давайте скрестим пальцы» вместе со всеми, позабыв о том, что у нее горе, траур, вселенская печаль и отчаяние. И песня за песней, слово за слово, она уже чертила вместе с Джоуи Дженкинсом полетные схемы на салфетке, заплетающимся языком утверждая, что вот он — путь Пушек на вершину рейтинга! Дженкинс не соглашался и вносил неровные правки нетвердой рукой. К утру у Руби была кипа салфеток в кармане, а у Джо — фингал под глазом. Страшнейшим похмельем маялись оба.
      «Лузеры притягиваются», шутил тогда брат, оперативно прячась под стойкой магазина. Но шутки шутками, а вот уже два с половиной года Руби чертит на салфетках схемы победы для Пушек. Вот только мантия игрока у неё теперь своя. Джо не стал шутить с судьбой и рисковать лицом, поэтому стоило очередному подающему надежды загонщику свинтить из «ПП» в местечко потеплей, он сообщил об этом в письме. Большими буквами. С тремя подчеркиваниями. Чтобы наверняка.

Но при всем восхищении Руби, ты, к сожалению, не только капитан. Но и напарник на поле. Второй загонщик. А значит: «мантикора тебя раздери, Дженкинс, разве так сложно просто взять и не лезть к моему бладжеру?». Нет, серьезно, там ещё второй летает. Да какая разница, что он уже улетел калечить вражеские лица? Мерлинова борода, просто сиди в защите, это так сложно разве?! Сам делай сто отжиманий!

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Что вы ворветесь сюда, как Джо ворвался в жизнь Руби – ярко и надолго. Придумаете ему жизнь до, во время и, возможно, после Пушек. Расскажете, как же он стал таким радостным раздолбаем. И что делает, когда у Пушек нет тренировок. И даже, возможно, захотите сесть со мной и придумать еще несколько неудачников в оранжевых мантиях.
Я вас во всём поддержу. Куда я без своего капитана. Мы можем играть квиддичный экшон и посиделки в пабах. Можем чертить схемы побед и спорить до хрипоты. Можем творить в будущем драму, ибо год-два и придется Руби сказать Пушкам «прощай». А можем вообще не контактировать за пределами квиддичных дел – как вам вкусней.

*в моей идеальной картине мира Джо был тем, кто выдвинул новый девиз для команды, а для этого ему в 1972 году нужно уже играть за Пушек и обладать определенным авторитетом.

Пример игры

не пугайтесь, обычно я менее многострочна
«Мы работаем до последнего клиента!». Первое правило салона мантий мадам Марш. Вон оно, переливается затейливым узором на стекле. Прямо под вывеской. Буквы вычурные и возвышенные, хоть на надгробии высекай. Руби Марш уже битый час изучала отзеркаленные завитки гласных и обещала себе – в следующий раз она сотрет эту проклятую надпись. Брат придёт, как водится, под утро. Будет размахивать руками и ругаться на смеси гоблинского и испанского. Наколдует ведро серебристой краски и выгонит на улицу – восстанавливать красоту. И Руби вновь начертит десяток завитков. И снова будет изучать их свободными от тренировок вечерами, сидя по ту сторону витрины.

- Нет, мне всё-таки кажется, к глазам не подходит, - вдруг выдает припозднившаяся ведьма. А муж её неопределённо пожимает плечами. Руби переводит мрачный взгляд на парочку – «а я-то тут при чём?». Женщина смотрит на неё вопросительно, мужчина – любуется потолком. «Опуская тот факт, что мне до мантикоровых пяток твои глаза, ты уже час не можешь выбрать шмотку для работы в саду. В саду! Целый час!».

- У ваших мандрагор настолько тонкий вкус? – ведьма не понимает шутки. Хмурится. Делает еще пару поворотов перед зеркалом. Спрашивает, можно ли подшить рукава. А то ведь испачкаются в земле. Руби воодушевляется – конечно, можно. Подумать только, какая дельная мысль после двух десятков сомнений!  Вот только тут работы – часа на три, не меньше. Врёт, конечно. Но выглядит необычайно дружелюбно. А в голове только и звенит, что «без пяти одиннадцать, без пяти, мать его, свобода». Ведьма пишет адрес на клочке бумаги и просит доставить мантию не позднее полудня. Вечером ей нужно будет пересадить прыгучие луковицы. «Пересаживайтесь сами на улицу, ну», и в ход уже идёт самое мощное заклинание выдворения из её арсенала вежливости: Хорошего вам вечера, спасибо за покупку.

Стоит двери салона закрыться на парочкой, как Руби вспоминает о втором правиле – «всегда улыбаться!». Что-то напевает себе под нос, крепит записку с адресом на доску за стойкой – в ту половину, которая является зоной забот Робина Марша. Звенят в руке ключи, тикают мысли, отсчитывая секунды до закрытия. «Тридцать, двадцать девять, двадцать восемь…»

Звенит дверной колокольчик.

- Миссис То-о-омпсон, - растягивается Руби в той страдальческой улыбке, что бывает у каждого, когда судьба использует любую возможность испортить человеку жизнь, - Встреча стари… тьфу, выпускников, да? Вы же завтра должны были… - но у старушки такой виноватый вид, что Руби не может закончить мысль, «ай, ладно, всем нам иногда не спится». К тому же, у миссис Томпсон, помимо старческого артрита и бессонницы, было всё-таки одно замечательное качество. Старушка никогда не приходила в салон без гостинцев. И, к сожалению, без охапки удивительных (на её, присыпанный песком, взгляд) историй. Стены салона, если бы могли говорить, с лёгкостью бы воспроизвели всю жизнь этой древней ведьмы, которая приходит сюда каждую неделю, с тех самых пор, когда матушка Марш впервые распахнула двери для посетителей.

Руби, в отличие от стен, говорить могла. Но была скована третьим правилом Робина Марша («не хамить клиентам») и своей личной привязанностью к этой чудной ведьме («когда-то она приносила мне конфеты, а не выпивку»). А посему была вынуждена пропустить старушку внутрь, предложить кофе и с неподдельным интересом выслушать, как поживает её родня и выводок низзлов. Натуральности интереса особенно способствовал принесённый миссис Томпсон бренди, который она сначала чинно капала в ложечку, мешала кофе, а потом, подмигивая Руби, подливала ещё. «Глоточек», как она выражалась. Всё у миссис Томпсон начиналось с безобидных слов. Глоточек, разочек, минутка.

- Руби, дорогуша, давай повременим минутку, – и вот Руби уже вздыхает, садится в кресло напротив и наливает полный фарфор бренди. Разговор строится легко. Как по нотам. Дела нормально. Кости целы. Замуж не скоро. Дети – посланники дьявола на земле нашей грешной, - Ах, что ты такое говоришь, Руби! – а юная Марш говорит ровно то, что нужно, чтобы ещё с десяток минут молчать, не утруждаясь даже своевременными вздохами, - Вот у меня Бонни – ты же помнишь мою внучку Бонни? – так вот, Бонни бросил кавалер. Вот буквально намедни! Она прибежала ко мне, вся в слезах… - и Руби, залпом допив содержимое своей чашки, с хитрым прищуром отправляется к стойкам с переливающимся атласом и шуршащим батистом. Старушка говорит, говорит, говорит. Руби вытягивает одну мантию, другую, издалека примеряет их к миссис Томпсон – так, что над тканью видно лишь говорящую голову.

- Ой, Руби, ты что, зачем же такой пурпур, это же слишком нахально, - и тонкие морщинистые пальцы уже смущенно прикрывают раскрасневшееся от кофе с «глоточком» лицо. Руби вновь наполняет свою чашку, напрочь забыв про содержимое кофейника, и хмыкает, втыкая булавки в подол:
- Миссис Томпсон, вы красивая, хоть и старая, как борода Мерлина, женщина. Красивые женщины не должны приходить на встречу выпускников как на похороны. А то вдруг и правда кто помрёт, - старушка качает головой и блестит глазами. Комплименты Руби всё ещё ходили где-то по границе благопристойной старческой морали, - Да сидите вы, я ваши мерки наизусть помню, ну, - закатывает Руби глаза, когда ведьма порывается вскочить для примерки, - Как поживает Трутень? Вы выяснили, что с его лапкой? – и ведьма заходит на новый вираж историй. Руби почти не смотрит на часы, отмеряя время стежками. Раз, два, три, четверть двенадцатого. Восемь, девять, сто, без десяти полночь. Стрелки завершают круг. Разговор вновь приходит к внучке миссис Томпсон. Руби убирает наскоро заполненный листочек в карман и обещает подобрать для Бонни самый подбадривающий наряд на свете.

Вручив старушке свёрток с новенькой мантией, Руби помогает ей одеться и уже сама тянется за шарфом, бесцеремонно пресекая сопротивление на полувздохе: Миссис Томпсон, полночь – не время для кокетства. Или я вас провожаю, или вы ночуете здесь, - закуток на пересечении Косой и Лютного, в котором располагался салон, и днем выглядел не особенно дружелюбно. Грош Руби цена, если она отпустит ведьму одну в ночь. Старушка поджимает губы, но покорно ждёт, пока Руби зашторит окна и с самой счастливой улыбкой перевернёт табличку на входной двери.

Ночь выдалась морозная. Глядя на мигом покрасневший нос старушки, Руби решительно объявляет – сегодня миссис Томпсон возвращается домой через камин «Белой виверны». До нее ближе, чем до Котла. Никаких возражений. Преступникам можно накостылять, а вот от воспалению лёгких – едва ли. И, конечно, по этому поводу у старушки тоже была припасена история. Самодовольно усмехнувшись, Руби закидывает биту на плечо и шагает рядом с бормочущей ведьмой.

Когда до паба остаётся какой-то десяток шагов, Руби расслабляется. Перестаёт внимательно вглядываться в темноту переулков. Смущённо морщит нос, слушая подтрунивания старушки, которую несколько мгновений назад ужасно перепугала, шарахнувшись от пролетевшего над ними ворона. Размышляет, что прихватить на ужин в Виверне.

- Леди, - раздаётся за спиной неприятно тянущий гласные голос. «Чё?», озадаченно покосившись на биту, Руби отмечает, что та всё ещё мало походит на кружевной зонтик. Губы вновь тянет кислая улыбка. Руби разворачивается, надеясь, что просто перебрала бренди. Однако тянущее чувство приближающихся неприятностей слишком хорошо знакомо мисс Марш. «Хэллоуин ведь закончился, верно?», хмурится, оглядывая три фигуры в пластиковых магловских масках поросят.

- Палочки или жизнь? – насмешливо протянул тот же голос.
- На кой чёрт вам неработающий кусок деревяшки? – с наигранным равнодушием интересуется Руби, надеясь отделаться от трио малой кровью. Меньше всего ей сейчас хотелось затевать драку в присутствии миссис Томпсон. Однако та разом ставит под сомнение все свои истории о работе в разведке во время войны. Говорит, что у неё палочка вполне рабочая, а вот тебе, душечка, как же так не повезло-то! Руби едва успевает среагировать, вытянув руку вперёд и уперев биту в живот самому тощему из трио, шагнувшему было к старушке.

- Шли бы вы отсюда, - цедит она сквозь зубы, уверенная в том, что комендантский час играет ей на руку. Соперников без магии она не боялась принципиально. Однако, одной уверенности оказалось мало для убеждения воров в том, что не их сегодня ночь. Вероятно, виной тому был нож, который тощий с готовностью извлёк из своего кармана. Напарники незамедлительно последовали его примеру. «Умно», но не время отвлекаться на снятие шляпы:
- Миссис Томпсон, трансгрессируйте.
- Но ведь…
- Немедленно!
Хлопок. Руби, застывшая с вытянутой за спину рукой, удивлённо оборачивается. Смотрит на гаснущий вихрь трансгрессии и не верит своим глазам. «Вот же старая кошёлка!», и тут же мотает головой. В конце концов, стоило уточнить, что неплохо бы захватить её с собой. В конце концов, это она отговорила её от длинной, но в разы более безопасной дороги до Котла. Резкая боль между лопаток оборвала муки совести. Она не успевает даже сгруппироваться, так и падает плашмя на землю, пересчитывая все выступающие кости.

- Ах ты ж ведьмин сын! – рычит Руби в камни мостовой, хотя отлично понимает, что сама сплоховала. Ворам, определённо, не свойственно, мирно ждать, пока излишне боевая девица стряхнет с себя временное замешательство. Палочки у неё, может, и нет, но деньги-то наверняка имеются. И, будто в насмешку, голосом тощего раздается в ушах четвертое правило Робина Марша – «будь хорошей девочкой». Мигом собравшись, Руби резко пинает горе-советчика в коленку, опирается на саднящую ладонь и тянется за выпавшей из рук битой. «Прости, Робби. Не сегодня». Излишне боевым девицам тоже не свойственно упускать шанс надрать чьи-то самоуверенные задницы.

0

26

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Уверяю вас, наша жизнь — всего лишь гигантское издевательство над жизнью

http://68.media.tumblr.com/d091e15715520017ce883bef1db43f8e/tumblr_inline_mh5qpuaort1qldh6p.gif
Martin Freeman

Emil Baldwin // Эмил Болдуин
Целитель в больнице святого Мунго

ВОЗРАСТ:
1932 год, 48 лет

СТОРОНА:
Нейтралитет

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
Гостевая, ЛС, скайп, ася

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ


♦ Биография - полностью на выкуп вашей фантазии. Немногие факты, с которыми вам придется считаться: очень плохо учился в Хогвартсе, был ужасным троечником; имеет горделивых и во многом невыносимых чистокровных родителей, но всегда относится к их заморочкам снисходительно; всегда всем помогал, во всем - если кто-то в школе поцарапал коленку, Эмил - первый, кто будет рядом с пострадавшим, вечно таскал в школу всяких страдающих зверушек, а друзья покрывали его.
♦ Эмил - один из тех людей, о ком говорит его внешность. Он всегда внешне был похож на типичного добряка-сострадальца, так оно и было на самом деле. Он исключительной доброты человек, у него огромное сердце, которое по-настоящему умеет прощать. Он никогда не пройдет мимо, он лишен горделивости, протянет руку всякому, кто в этом нуждается, даже если человек причинил ему зло. Он уверен, что у него нет врагов, он никогда ни на кого не держит зло, хотя умеет не разговаривать и даже серьезно обижаться. Не переносит несправедливость. Он просто хороший человек, каких в мире очень мало. Христианин в лучшем смысле этого слова.
♦ Ценит жизнь, как она есть. Для него чужая жизнь всегда будет выше всего прочего. Он не поддерживает никаких сторон, никогда не судит ни людей, ни их поступки, даже если они откровенно дерьмовы. Всегда будет защищать лучшее в других, искать положительные стороны. Свято верит, что даже в самом прогнившем человеке есть добро.
♦ У него куча друзей. Тех самых людей, которые умеют ценить таких золотых людей, как Эмил.
♦ Он полностью посвящает себя другим людям. У него нет ни семьи, ни детей. Он человек, который живет ради блага других. В любое время вскочит и побежит кого-нибудь спасать, если нужна его помощь.
♦ У него трясутся руки, но его трудно запугать. Как оказалось, он очень смелый человек.
♦ Прекрасный целитель. Некоторые считают его лучшим. Образованный, интеллигентный, воспитанный молодой человек, который никогда не позволяет себе опускаться до оскорблений или повышенных тонов.
♦ Для него каждый пациент - отдельный случай, он становится другом любому, кого лечит. Ему, как доктору, можно доверить всё, что угодно. Он не навевает страх.
♦ Всегда хотел лечить детей, но карьера занесла его к аврорам. Один из тех целителей, кому доверяют самые запущенные случаи, самых безнадежных авроров и, вы знаете, он их вытаскивает с того света. Поэтому для авроров этот человек незаменим. Почти каждый в отделе когда-нибудь попадал к нему.
♦ Со временем стал считать аврорат своей личной заботой. И если кто-то из мракоборцев попадает в Мунго, он всегда интересуется делами.
♦ Единственный, кто лечил, лечит и будет лечить лично Руфуса Скримджера, никому другому он к себе притронуться не даст.
♦ Но несмотря на добрый нрав, Эмил прекрасно понимает, что некоторые вещи непобедимы, что не всегда целитель выигрывает схватку со смертью. Смерть пациентов, конечно, задевает его, но уже не так, как в начале карьеры. Он относится к этому с долей грусти, но не убивается.
♦ Часто шутит, что скоро перейдет в штаб-квартиру авроров, чтобы лечить их круглыми сутками.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ


вот этот факт: ♦ Единственный, кто лечил, лечит и будет лечить лично Руфуса Скримджера, никому другому он к себе притронуться не даст - говорит сам за себя, да?
Мы отличные друзья. Руфус ненавидит лечиться, Эмил - любит его лечить, знает, что это необходимо. Руфус не знает человека лучше и светлее, чем Эмил и считает своим долгом защищать его от всего на свете. Эмил же относится к этому... снисходительно, хотя чаще всего его это раздражает. Конечно, их связывают всевозможные споры, точки зрения сталкиваются, но в этом и суть - Руфус не верит в то, что этот мир можно вылечить, а Эмил знает миллион способов, как это сделать. Вылечить зло в сердцах людей.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Это единственный человек, которому Руфус доверяет на все 1000% Не только свою жизнь,
но и свои секреты, то, что его гнетет. Поэтому когда-нибудь Эмил будет в опасности, когда-нибудь он столкнется с тем злом, которое не будет способен вылечить. У меня есть целая сюжетная линия, которую я хотел бы развить вместе с вами, поэтому будьте заинтересованы в персонаже, как в долгоиграющем проекте. Если вы уйдете, мне придется его убить х)) Я жду общительного человека, который раскроет этот по-настоящему светлый образ, без всех этих подводных камней, настоящий "доктор Айболит", как он есть.

Пример игры

Черный пушистый филин сидел по левую руку от директора. Огромные птичьи глаза с неустанным интересом наблюдали за тем, как двигается человеческая рука и скребет по желтому пергаменту. Руфус в последнее время написал столько всего, что от звука этого скрежета у него начинала болеть голова. Приступами, не постоянно. Словно домовичок подошел сзади и забивает нарочно гвоздь куда-то в область затылка, а потом эта боль перетекает в лобовую часть и делает и без того не легкую ношу еще тяжелее в виде каменной головы. Руфус почувствовал, как эта боль возвращается. Во время не оторвав пера от пергамента, он оставил на министерском бланке огромное чернильное пятно. Несмотря на то, что директор прекрасно владел письменными чарами, некоторые письма внутри самого Министерства он предпочитал писать самостоятельно, от руки. Так ему казалось, что он больше пронизывается тем, что пишет. И точно не забудет, чего наскрябал тут.
По-другому эти письма и не назвать. Руфус отличался поэтическим мышлением, но в свободное время. Рабочие моменты трудно описать поэтически, поэтому письма главы Аврората были сухие, где-то даже уныло скучные, всегда только по делу и без лишнего юморка между строк. Он отвечал на недавнюю жалобу руководителя группы ликвидации случайного волшебства. Расследование закончилось только вчера, а вчера Руфус просто никак не мог дойди до таких мелочей, как бюрократия и бумажки на столе.
— Можешь лететь, — тихо сказал Скримджер и заколдованная птица вспорхнула легко к низковатому для Министерства потолку.
Он скомкал испорченный пергамент и щелчком пальцев уничтожил его, смахнув блестящий пепел на край стола. Из старого, как Мерлин, серванта на край порхнул длинный, похожий на новомодную вазу, бокал, из графина, который где-то там стоял, но Скримджер никогда не замечал где, вода стекала по прозрачным стенкам так тихо, что Руфус даже если бы не был занят, не услышал бы шебуршания графинной воды.
В дверь постучали. Практически движениями пальцев, даже не руки, не говоря уже о палочке, Скримджер снял заклинания и в кабинете директора показалась сначала шляпа земляного цвета и только потом голова одного из штатских авроров. Только когда мужчина зашел, Руфус заметил непригодность его внешнего вида: порванное пальто, полусгоревшая шляпа, едва ли не спаленное лицо и общая потрепанность, даже вымотанность заставила Руфуса тут же подняться на ноги.
"Как часто эти стены не дают мне знать, что происходит за ними?" У секретности всегда была вторая сторона. Та самая, где глава, директор, обычно выключен из повседневности своих людей. И будь за окном пожар, он об этом не узнает, пока  сам не почувствует дым. 
— Сэр, мы обезвредили восемь человек на Бренчли Гарденс, — выдохнув, уведомил его аврор — еще двое сбежали.
— Кто отправился за ними? — Он вышел из-за своего стола, почти нависая над аврором. Вчера еще этот мальчик проходил стажировку, а уже сегодня носит форму мракоборца. Впрочем то, что он оказался в этом кабинете говорило кое о чем, в том числе.
— Шелбон — выпалил юноша.
— Один? — По лицу главы Аврората пробежала морщинка. Как-то всё мутно. — Почему ты не патрулируешь улицу? Не выпад вовсе, всего лишь рабочая претензия, заставившая аврора растеряться и чуть отойти назад. По лицу его сразу было заметно — он начал сомневаться.
— М..мой... старший по группе приказал мне явиться в Министерство. Интересная какая получается раскладка. Старший по группе принимает такие решения? Кто у них там старший? У Руфуса слишком много имён крутилось в голове. Грей. Кажется, это был один из опытнейший авроров, старый Купер Грей, лишившийся шести пальцев. Над ним постоянно шутили, что скоро он будет держать палочку в зубах, но продолжит сражаться.
— Сэр? — Подчиненный попытался вытянул начальство из размышлений. — Сэр, что нам делать?
Руфус еще сильнее нахмурился и почти потрясенный посмотрел на юношу: — А Вы не знаете, что делать, мистер Корлаг?
Мистер Корлаг, зеленый и обугленный, конечно же знал, что делать. Руфус Скримджер, увы, не знал в тот момент всего.
Если его аврор не врал, всё оказалось серьезнее, чем обещало быть вчера. Скримджер накинул длинный черный жакет, он терпеть не мог форменку мракоборцев, и решительным шагом пересек штаю-квартиру авроров. В распоряжении у него было не так много людей. Почти на пальцах пересчитать. В отдел явились те, кто патрулировал улицы, но они уже уходили обратно, дел было настолько много, что даже будь у них сейчас весь штаб на улицах города, они бы не могли держать всю ситуацию под контролем.
Почему при всём этом не затесались Пожиратели? Обычно ими веет за десять миль, а теперь они все головы в землю зарыли, как будто и не они вовсе стояли за столь кипящей работой в Министерстве.
В этом месте всегда был переполох и так с ходу не каждый определит, где Министерство работает в обычном своем режиме, а где стоит на ушах и прочих конечностях. Сейчас у Скримджера была вполне логичная при его статусе задача — отозвать как можно больше опытных авроров обратно в Министерство и перераспределить ресурсы. Если всё станет очень плохо, придётся защищаться...
Впрочем, они уже защищались. Руфус, как обычно, сохранял спокойствие и готовился к худшему. Так авроров учат — всегда ожидать, что все обернется катастрофой. Это всегда дает им возможность быть более адаптивными, более мобильными. В любой момент отдел может ввести чрезвычайное положение и каждый сотрудник поднимется, как по велению волшебной палочки. Сейчас же Скримджер не был уверен в скорости даже своих лучших авроров. Они люди, не гиппогрифы.
Он глазами искал низенькую Лонгботтом, своего старшего аврора. Меньше всего Руфусу сейчас хотелось даже на секунду потерять контроль над ситуацией. Хотя бы в том, что касалось его отдела. За остальное Министерство он был совсем не уверен (да и не в ответе, если опираться на уставы). Тем не менее, кое-что было для него задачей первой важности. Есть ли что-нибудь для главы отдела Аврората важнее, чем Аврорат?
Министр Магии.
Отдел остался позади. В суете Министерства можно было раствориться, пропасть, как в живой, бурлящей реке. Но теперь по этой воде шел смертоносный ток. Бомба замедленного действия.
— Эта случайность, а не магия против магглов. Не надо объяснять мне различие, директор, — Руфус Скмриджер очень редко повышал голос, но он ненавидел напоминать своим людям то, что они должны были зарубить себе на видных местах еще во время стажировки. Впрочем, было уже поздно. Пока Руфус пытался убедить себя в обратном на Бромли Коммон прошлым вечером разразилась битва между преследующим Пожирателя аврором и, собственно, самим Пожирателем. В результате — очередная катастрофа, разрушенный мост, в общей сложности восемь поваленных стен у жилых домов и ошалевшие магглы.
Чем ниже уровень, тем тяжелее говорить с местным руководством. Но с руководителем группы аннулирования случайного волшебства Руфуса связывало кое-что большее, чем взаимная неприязнь — необходимость работать вместе. И если на случайников аврору свалить свою работу трудно, то вот волшебники, устраняющие случайное волшебство обожали ворчать и бесконечно писать служебные записки. По крайней мере руководитель.
— Пожалуйста, — ледяным тоном добавил Скримджер — у меня достаточно помимо вашего бесконечного недовольства забот. Мои люди не несут ответственность за случайное волшебство. Давайте сделаем необходимую работу, потом выясним, кто из нас неправ. Или создадим комиссию и бла-бла-бла. В общем, правды не дознаемся, а отношения испортим — это самое любимое.
— Я серьезно не собираюсь контролировать работу вашей группы, но если этого не сделаете вы, кирпичи там будут валяться, пока сам Министр не ликвидирует последствия... более важного для общей безопасности события?
Руфус Скримджер редко контролировал подобные словесные выпады, но в этот раз что-то заставило его замолчать и прислушаться.
Стены у Министерства толстые. Но, видимо, не настолько. Он надеялся, что Элис Лонгботтом уже находится в оставленном Скримджером отделе.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC