13 февраля


■ сюжетные

»● #o.1.the shades gone up ● K. Mikaelson
»● #1.1.take my hand through ● B. Keso


■ личные

»● 2|01. I had it under control ● N. Mikaelson
»● 3|01. somebody to die for ● J. Howard
»● 6|01. stars are only visible ● S. Gallagher
»● 8|01. do not expect ● E. Gilbert
»● 13|01. I've got nothing left ● N. Vorstehn
»● 22|01. keep me from ● K. Pierce
»● 25|01. не ходите, детки ● C. Gallagher
»● 27|01. freya`s coming ● S. Volante
»● 28|01. братцы ● S. Volante
»● 30|01. I see you ● G. Vermin
»● 30|01. сестра ● S. Gallagher
»● 30|01. путешествие на бойню ● S. Volante


■ прошлое

»● 09|1492. only dreaming ● K. Pierce
»● 17|08|1663. cruel intentions ● K. Voss
»● 1912. trick or treat ● K. Voss
»● 03|05|11. boy, you should know ● S. Volante
»● 18|10|12. my freakness ● H. Marshall
»● 26|11|12. to the next whiskey ● K. Mikaelson
»● 13|12|12. tiger on the prowl ● S. Gallagher
»● 20|12|12. dark horse ● G. Vermin


■ альтернатива

»● my punishment ● H. Marshall
»● new year party ● ...

TO & TVD: shadow preachers

Объявление

► Administration
KhiaraFreyaKlaus
► Important

в игре январь 2013
► Hall of Fame

Буря. Сносит все на своем запутанном пути, кружит, обматывает слепой пеленой раскрасневшиеся глаза, ударяет в самые уязвимые места, охлаждая бьющееся сердце. Стальные осколки врываются в него, оставляя после себя ржавое решето. Удар. Дробные слова выжигают меня, она испепеляет взглядом мою фигуру, превращая меня в восковое изваяние, пламенную свечу, которая плавится под обжигающим взглядом лютой ненависти.

► good team: 152     ► evil team: 185

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



The last spell

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s5.uploads.ru/zvfVn.gif

0

2

Их трепетно ждут и беззаветно любят

БЬЮТ НЕ ПО КОНВЕНЦИИ, БЬЮТ ПО МОРДЕ

https://media.giphy.com/media/xvn7HDVh9Teyk/giphy.gif
Martin Freeman & Tina Fey

Мистер и Миссис Колвин
знакомые журналисты-международники

ВОЗРАСТ:
от 30 лет

СТОРОНА:
оппозиция, но без крайностей в группировках

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровки или маглорожденные

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Назовите мне место, где вас еще не было? Вы повидали мир, обнюхали его от и до, посмотрели на все стороны правды и неправды, дали попробовать людям грязь с сахаром, скормили столько лжи, чтобы наконец-то вернуться к правде. Вам обоим запрещено переступать порог Ежедневного пророка: когда-то давно вы оба воспротивились политике газеты и переделали номер целиком в ночь, чтобы выпуск оказался незамеченным главным редактором.
У вас обоих особая связь: все говорят, что вы похожи на двух сумасшедших, читающих мысли друг друга. Она говорит, он предлагает действовать - вдвоем вы соглашаетесь и уже мчитесь по своим делам. Вы можете не видеться месяцами, от души ссориться, а потом в миг брать себя в руки, когда новый источник несет вам вести.
После вашего ухода из Пророка за вас боролись журналы поскромнее, но вы создали свою собственную газету, где есть место аналитике и репортажам. Вы ведете собственное расследование по делу убитых анимагов, устраиваете громкие политические скандалы... Зачем? Потому что вам жизни нет, если вы чего-то не понимаете. Вам нужно знать все. Вы понимаете, что чем больше узнаете, тем больше загадок появляется.
Мастера слога, у вас есть свои козыри в рукавах - Он умеет работать с магловской техникой и зачаровывать ее в магическую, Она видит людей насквозь, разбирая чужие поступки как анатом. И нельзя забывать, что у вас множество друзей по всему свету, готовых вам помочь. И нельзя забывать, что врагов у вас столько же.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы познакомились во время работы за границей: я был помощником консула в Португалии во времена диктаторов, вы там были по делам какого-то сбежавшего оппозиционера, который мог оказаться самым настоящим убийцей. Как-то сдружились. Как-то я стал для вас одним из сети знакомых, готовых подбросить информации по внешней политики и внутренним склокам Министерства в качестве тайного советника. Но и вы мне крайне нужны: моя жена погибла скорее всего от рук того самого убийцы анимагов, которого вы ищите. Ее сестра, хит-визард, тоже занимается поисками, и вам бы следовало объединиться. Только стоит ли мне подталкивать ход расследования? Стоит ли вам зарываться так глубоко? Не встретим ли мы там убийцу?

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Хочется увидеть корров, которые будут везде и всюду, которые будут в каждой бочке затычкой, которые двинут английское болото своими сенсациями, начнут разбираться с магическими катастрофами и расскажут всем об их причинах, чтобы общественность зашевелилась. Ну и помочь мне разобраться с тем, кто же убил мою жену и кто мой настоящий враг.
Внешности лучше не менять, а вот фамилию - пожалуйста. Еще если будете не мужем и женой, а например, братом и сестрой или очень близкими друзьями - вообще без проблем. Очень хотелось бы увидеть драму, если вас разлучить, если кто-то пропадет, если кто-то окажется в плену. Поспособствую, организую, посоветую)

Пример игры

Приближается осень, какая по счету, приближается осень,
новая осень незнакомо шумит в листьях,
вот опять предо мною проезжают, проходят ночью,
в белом свете дня красные, неизвестные мне лица.

Гром пробегает по всему горлу, вытягивая все, что можно в нем почувствовать, в сплошную боль. Шероховатую, которую можно почувствовать при едином вдохе, дрожью раскатывающемся по трахее. Стучит по стенкам, отдается в ушах барабанной дробью перед открытием занавеса, подбирается к подбородку и выхватывает голос. Непроизвольное тихое бормотание, в которое Амос ничего не вкладывает, узнавая в этих ударах свой черный омут из страха. И чтобы выбраться из него, когда даже плечи начинают трястись, Диггори-старший хватается за протянутый ему Аресом канат из непонимания, в которое опустилась ненависть. И в то же время думает: до паники его доводит реальный страх не за родного брата, а перед ним; реальный шанс, что тот в следующее полнолуние вырежет его, как вырезали поезд те клыки. И Седрика. И мать, если она останется в тот день в «Порту», а не вернется в «Маяк». Оборотни же не отличают своих родных от обычных кусков из мяса, они откликаются только на зов себе подобных, живут только с ними. Понять волка может только волк.
– Она сошла с ума от горя, я видел. Может, все совсем не так, может, она смирилась, но я видел в ней то же, что было с каждым из нас… Бен, еще один твой старший брат, он ушел из большого спорта, он ушел из семьи, он наказал меня за то, что я не смог сделать. Прошу, не наказывай ты меня! – переходит на крик, держа протянутые руки в воздухе, словно бы требуя что-то у Ареса. Отдай, верни, верни мне брата. Оставь своего оборотня в лесу, пусть он живет где-то там, грызет своих кроликов, брата оставь здесь!
Сердце заходится холодным стуком, когда Диггори неконтролируемо трясет. Он беспомощно опускает руки, уставившись тупым взглядом на ботинки младшего брата. На лице – ярость, свойственная людям, когда они осознали свое бессилие: глаза замирают на одном месте, а губы кривятся, выражая все большее отвращение с каждой секундой. Жалкий, маленький человек, знающий законы и тихо их выводящий, словно за спиной стоит Лисий и оправдывает тебя: ты убил, но убил закон, черт возьми. Ты убиваешь своего брата.
Амос резко запрокидывает голову, чувствуя, как за шиворот забегает морось, пропадает на воротнике застегнутой на все пуговицы рубашки, скатывает по вывихнутой шее. Или ему кажется, что кто-то ее свернул – с целительством у него всегда были проблемы. Отступает к противоположной стене переулка, ударяется о неровную кирпичную кладку и скатывает по ней в грязь, пачкая плащ в мусоре. Его крутит, его швыряет из стороны в сторону, он не чувствует своего места в мире. Потому что когда Арес уйдет – Амос уверен, что стоит ему отступить, как призрак младшего брата раствориться в Лютном переулке, – ему некуда будет идти. Сразу наваливается смерть Айрин, сразу наваливается пропажа Бьерна, сразу наваливается сумасшедшее спокойствие Астрид и глухота Грейс, чья сестра тоже теперь только воспоминание. И Седрик, которому чертовски не повезло стать сыном беспомощной букашки, и Барти, которому он соврал… И, и, и – Диггори захлебывается лондонским дождем, кажется, могла бы напасть икота, но ему не хватает воздуха.
Он смотрит на Ареса как ребенок, как будто ему снова десять лет, а Арес словно бы снова раньше всех нашел пасхальные яйца, когда нерасторопные старшие братья только позавтракали и вышли из дома. Не растворяется в дымке. Фантомная боль в плече.
– Они будут убивать, я не хочу ни чьей смерти. Но уже столько человек было убито… – Боль переходит на шваркающий голос, Амос переходит на немецкий, впиваясь пальцами левой руки в свое плечо. Утопающий в мусоре, ни чем не отличающийся от всякого сброда, что падает здесь по углам. Что он показывает Аресу? Счастливого чиновника, занявшего его место во главе департамента, которого потряхивает или от страха, или от истерики – кто поймет?
– Тебе правда не хочется знать, что было в те двадцать лет, которые ты не помнишь? Ни семью, ни Хогвартс, ни министерство? – беспомощный голос из черного сгустка, который зовется Амосом Диггори – разбитым. Похорони кого-нибудь еще раз, почему нет? Надежда, с который он жил все это лето, может вытирать столы где-нибудь на том конце Лондона. Или вообще быть выброшенной в камин злосчастного посольства ФРГ – Крекер будет только рад потоптаться на дорогом для Диггори.
– Будешь готовить клыки для тех, кто придет за тобой? Они придут, у них уже есть планы, и не мне останавливать авроров – сам знаешь, насколько сла… Не знаешь. Не помнишь. Ты не помнишь своей жизни здесь, а значит не знаешь мест, а авроры знают. Хит-визарды каждое деревце используют против вас. Умереть? Еще раз? Тебе нечего терять?
Его озаряет словно бы что-то в этом мире можно изменить. Амос поднимается на ноги и делает неуверенный шаг к младшему брату, заглядывая тому в глаза с надеждой, в которой плещется паника. Сумасшедшая надежда.
– Ты не хочешь вспоминать, чтобы не быть слабее? Не цепляться за жизнь? Чтобы ничего не терять?

0

3

Их трепетно ждут и беззаветно любят

я хотел бы стать героем

https://33.media.tumblr.com/96319c1e00870311a73323d19ea140af/tumblr_inline_noey4mtfjX1snobye_500.gif
Jeremy Allen White
вообще, обсуждаемо

Питер Петтигрю
»ну, такое» / Орден Феникса

ВОЗРАСТ:
1960-ый | 19-20 лет

СТОРОНА:
мародёр

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
Как вам удобнее

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Главная проблема Питера в том, что он всегда хотел быть «крутым», но так и не научился искать в себе достоинства, потакая матери, которая с детства твердила, что он самый обычный мальчик, что ему должно сидеть ниже травы, тише воды. Отец оставил семейство Петтегрю ни с чем, он даже не отдал сыну своей фамилии – просто однажды ушел за лотерейным билетом. Наверное, выиграл. А матушка сказала – ничего, так бывает, наверное, всё дело во мне. И с головой ушла в бессмысленное рукоделие, которое продавала за бесценок в лавке старьёвщика. Петтегрю никогда не были богатым семейством, но мать не позволяла тебе, Питер, ходить в обносках, впрочем, изысками ты тоже не был балован. Всё ровно, Питер, всё ровно. А тебе хотелось взлететь.
Быть крутым. Да, может самому и не получится, но можно же попробовать вместе с кем-то, верно? Ты не такой красавчик, как Блэк, не так умен, как Ремус и не сможешь потягаться в ловкости с Джеймсом. Зато ты знаешь, какова жизнь. Ты знаешь, что похвала всегда в цене и ты умеешь льстить в обмен на теплые лучи славы. Не глуп, не силен, не писанный красавиц. Обычный, Питер, ты обычный, но разве тебе никогда не приходило в голову, что это не так уж и плохо? Смотри, тебе удалось овладеть анимагией, ты можешь превращаться в крысу. Да, крыса это, вообще-то, не благородно, но твои сверстники, возможно, вообще никогда такому не обучаться, а ты можешь. Ты умеешь сглаживать острые углы и нейтрализовать конфликты, если это нужно для дела. Не знаю, за что именно ты получил кличку Хвоста: за таланты в анимагии или за то, что отменно умеешь их подчищать. Ты научился угождать, но пока еще не горбишь спину в подобострастном поклоне лицимерия. И ты видишь мир без розовых очков. Это не плохо, это нормально. Это как все.
Но тебе как все не нравится. И Питер Петтегрю спешит показать своим друзьям, что он на многое годится, что он не трус, что он славный и забавный малый, что из тебя выйдет толк. Не аврор, но не сидишь на месте. Дружишь с Флетчером, непрочь и со Снейпом поболтать, только это твоим друзьям не нужно и ты готов цепным псом броситься на слизеринца с оскорблениями и глумливыми ужимками. А если надо доказать, что ты крут, то легко – хочешь Блэк, я покажу, что тоже могу курить эти магловские палочки? Могу толкнуть плечом младшекурсника, высмеять того, кто вам не по нраву, восхвалить таланты Джеймса. Ну, отчего вы смеетесь, парни? Парни.
Только ты, Лили, меня понимаешь. Но не жалей, пожалуйста, только не жалей. Крутым мальчишкам жалость не нужна

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

А вот какие захочешь, но, сдается мне, мародёры Крауча не жалуют, однако, только ты решишь ступить на тропу Пожирателей… Мне кажется, нам будет о чем поговорить

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Тебя ждет весь форум. На вас надеются, тебя очень хотят видеть не только в гостевой, но и в игре. Мы собрали почти весь мародёрский каст, Питер – не хватает только тебя

пример поста

Формулировка «рождество – волшебный праздник» в мире магов давным-давно утратила своё истинное звучание. Проблема в том, что если разум способен разложить на ингредиенты удачу, прекрасно понимая, что в аптеке Малпеппера все они продаются за сущий бесценок, прелесть свертка в блестящей бумаге под елью практически обесценивается. Крауч помнил, как его забавляла реакция маглорожденных первогодок, когда те впервые видели профессоров за украшением Большого Зала – будто бы им объявили, что можно трансфигурировать пренебрегая сохранностью массы! Он не раз отмечал смущение ребят постарше, когда те встречались под веткой цветущей омелы и нередко ловил восторги в девичьих глазах, когда подружки дарили им очередную – в чем он был абсолютно уверен – безделицу. Рождественские подарки, ужины, традиции. Всё это Бартемиус Крауч практически ненавидел и, признаться, у него на то были веские причины, но что ему было ненавистно более того, так это всеобщие неоправданные восторги. Однако, как это было заведено законом жанра столетиями назад, так было не всегда.
Хрустящая корочка индейки, тонкая фиолетовая корона из гофры, венок из можжевельника с вкраплением красных ягод и симфония догорающих свечей – вот и всё то хорошее, что мальчишка старался запомнить из этого праздника, цепляясь за мелочи с жадностью старьёвщика, напрочь отрицая картину бытия в целом. Сжимая меж восковых пальцев гладкий кнат, слизеринец вышел за ворота школы и выдохнул, опуская плечи и горбя спину. Снег, любезно порадовавший Шотландию своим внезапным появлением, скупо скрипел под ногами, разбивая редкую тишины. Барти поднял повыше шарф, скрывая свой внушительный нос от ветра, и зашагал в сторону Хогсмида, желая убить свободный денек чем-то более разнообразным, чем библиотечные бдения. Еще каких-то два дня назад юноша считал, что идея остаться в замке была сродни гениальной – он нарадоваться не мог тому, как ловко ускользнул от очередного семейного ужина, которому из всех названий больше всего подходило «аутодафе». С недавних пор Крауч отчаянно старался избегать показательных порок, не имея за плечами увесистых контраргументов, а идея доставить отцу удовольствие очередным скандалом больше не казалась ему привлекательной. Барти пытался убедить себя в том, что это на него наконец-таки обрушилась тяжесть возрастной мудрости, о которой многие мечтают в свои шестнадцать лет, что это не трусость побитого щенка, что это правильно, что это взвешенно. Но вся правда заключалась в том, что ни одна «взвешенность» не стоила того, что он встретил в замке, где единственным плюсом, пожалуй, было отсутствие на каникулах мародёров, а в остальном – тоска да пустые надежды.
Крауч. – как приговор, который вколачивает промеж лопаток бубновый туз. Барти хмурится, опуская руки в карманы мантии, останавливается на месте и оглядывается по сторонам, точно сомневается – послышалось или нет? Разумеется, нет, ему ведь везет, как покойнику. Слизеринец облизывает пересохшие губы и учтиво кивает однокурснику, спешившему его обогнуть. Оказывается, ни одному ему пришло в голову идти сегодня в деревню, оказывается, их таких достаточно и он, вставший верстовым столбом, мешает движению – приходится сделать шаг в сторону.
Получил свой подарок на Рождество?
Барти бездумно хлопает губами, потирает подбородок и тянется ладонью к затылку, нервно улыбается, ища глазами любое другое яркое пятно, требующее внимания, только бы не огненную голову – он всегда так делает, когда собеседникам удается выбить его из накатанной колеи. Подарок, дело вовсе не в подарке, он ведь знает Клемментину, он уже привыкнуть к её бесовскому огоньку в глазах и виду вечно напрашивающейся кошки. На что, однако, не ясно: толи ей нужна похвала, толи не хватает звенящей затрещины – девчонки, пойди, разбери. Но Бериш хуже всех девчонок вместе взятых, у неё склад ума особый.
- Никак боишься, что твой центнер угля случайно выгрузили у моей кровати? – бесцветно спрашивает он, наконец смирившись с тем, что ведьму совсем не беспокоит неловкость молчания. Широкая улыбка кромешной любезности, перекат с пятки на носок и секундная пауза, словно перед прыжком с трамплина. Крауч опускается на землю и пожимает плечами, неожиданно расправленными, точно крылья, - не бойся, обошлось без этого. Какая муха скуки укусила тебя на этот раз и чем обязан? Мне кажется, еще неделю назад ты окрестила меня идиотом и наградила немилостью общения. И где я успел согрешить?
Разумеется, он не столь критичен к рыжей, просто привык держать марку. Просто верит, что покуда они умело фехтуют обоюдно острыми колкостями, Британия всё еще держится на сваях консервативности. Просто не знает, как Клемма отнесется к нему если Барти вдруг позволит проявить мягкость и благосклонность к её характеру, за который даром что нынче запретили сжигать на костре.
Да и вообще сжигать

0

4

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Сядьте прямо - тут обеденный стол, юная леди.
Что за ветер в голове, что за тон и манеры эти?

https://2ch.hk/fag/src/3067821/14834824433220.gif
Felicity Jones (меняемо)

Роксана Роули/Roxane Rowle
чистокровная волшебница, представительница древнего рода, однокурсница. А вот профессию можете выбрать по желанию

ВОЗРАСТ:
19 лет

СТОРОНА:
Нейтралитет/ПС

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
Гостевая/ЛС

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Все переплетено, в единый моток.
Нитяной комок и не ситцевый платок.
Перекати поле гонит с неба ветерок,
Все переплетено, но не предопределено.

Сама бы ты могла говорить о себе часами, рассуждая о книгах, покупках, поведении людей. О том, что не укроется перед твоим взором, волнует тебя, не давая промолчать. Слизерин - обязательно, потому что для такой семьи, как Роули, да и с таким отцом, просто не могло бы быть иначе.
"Роули - это Роули" - ответили бы на однокурсники на вопрос о тебе. Осторожно, чтобы не сказать лишнего, не обидеть представительницу благородного дома. А лучше и вовсе промолчать, чтобы не наткнуться на острые углы, потом расхлёбывая последствия. Ты - папочкина дочка, который боготворит тебя, подобострастно выполняя все твои капризы, потакая твоим желаниям, а обидчика... пожалуй, вывернет наизнанку, пока ты не останешься довольна результатом, возможно, простив.
Хочешь ли ты звезду с неба? - Все они для тебя, дорогая. Ведь звёзды - твоя страсть, которой ты заразила и меня. Тебе легко рассуждать о небесных светилах, знаешь название едва ли не каждого созвездия, ориентируясь по карте ночного неба.
Ты интересный собеседник, с которым легко общаться, забывая о времени, проведённым рядом с тобой, упиваясь разговорами. Иногда наивно тычешь в книжку пальчик, поднимаешь его к небу - свойственные тебе милые жесты, когда ты с головой погружаешься в какой-либо процесс. Будь то выполнение домашнего задания или, может, разговор о новых туфельках, подаренных бабушкой.
Эрудированна, ведь родители сделали всё, чтобы ты получила достойное образование. Легко приукрасишь правду, используя мелкую ложь, ради собственной выгоды. Поверишь в собственную сказку, если это необходимо, улыбнёшься искренне, зная, что твоя красота и твоё обаяние - секретное оружие, перед которым мало, кто может устоять.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы знакомы с тобой едва ли не всю жизнь. Связаны общим будущим с рождения, ведь мало кто решится возразить решению родителей. Оливер так и поступал, поддерживая с тобой тёплые отношения, прекрасно понимая, что в один прекрасный день нужно будет придти в твой дом на поклон, отдавая дань благородным традициям.
Если бы не одно "но", ещё со школы появившееся на горизонте. Казалось бы, какая-то полукровка, которой нет места среди чистокровных волшебников. Тем не менее, что-то пошло не так, механизм дал сбой, когда Оливер впервые посмотрел ей вслед, даже не задумываясь, что скажут остальные.
К чему же это приведёт - мало, кто знает, особенно, когда на одной чаше весов лежит семья, а на другой - собственное счастье и любовь. Может, стоит подумать о семье? Или всё-таки нырнуть в тёмный омут с головой?
Оливер до сих пор не нашёл ответа на этот вопрос, одаривая неопределённостью и Роули.
У этой сказки может и не быть счастливого конца.   

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Игра. Довольно сложная, ведь отношения никогда не бывают простыми. От симпатии до ненависти один шаг, где каждый будет волен понять для себя, что же важнее.
Вы вправе выбрать себе работу по душе, друзей, что не придадут. Даже отношение к моему персонажу, но не забывайте только об одном, что нельзя так просто сбрасывать со счетов мнение родителей. Мы не маглы, чтобы так легко забывать об уважении к собственной семье с колоссальной историей.
Приходите, если готовы одушевить этого персонажа.
Приходите, Спелл нуждается в Вас.

Пример игры

Они всё в той же гостиной. Только, кажется, что часы идут немного громче обычного, подстраиваются под сердечный ритм, и мир оказывается под куполом, где существует "до" и "после", но сейчас - самое важное.
Виктор едва слышно выдыхает, постукивая трубкой о край столешницы. Юноша лишь на мгновение отводит взгляд, чтобы заметить, как капли дождя стекают по стеклу наперегонки. Он сводит лопатки, выпрямляется и склоняет к голову сначала к левому, затем к правому плечу, чтобы после вновь сосредоточиться на происходящем.
Где-то вдали грохочет гром, перекрываемый шумом ветра, а на доске всё та же картинка, и пауза затягивается, лишь король нетерпеливо переминается с ноги на ногу.
Он атакован ладьёй. При этом конь белых не может взять ладью, потому как король окажется под атакой слона: такой ход запрещён правилами. Конь белых "связан". И дед это понимает, наконец, встречаясь взглядом с Оливером.
- Неплохой ход.
Оливер едва заметно улыбается, но ответить не успевает, ведь Виктор опережает его:
- Значит, всё-таки решил в Министерство? Я видел брошюры.
Юноша отвечает не сразу, тщательно подбирая слова:
- Пойми, - произносит наконец, чтобы поставить все точки на "и" - Отцовский бизнес - это не моё. Не потому, что я не разберусь. Просто... там и мама, и видеть его...
- Я предполагал такой исход - Сэлвин, наконец, раскуривает трубку - Не будешь против, если тонущий корабль подхватит Шеналл? У него похожий бизнес на Альбионе. Хотя бы сейчас, пока ты реализовываешь себя. Так что, обмен?

***

- Ты же знаешь, я не имею права говорить о своей работе - Оливер с трудом отходит от объятий брата, до сих пор не привыкший к такому обращению. Тот пусть и младше, но чувствуется хватка спортсмена, когда кажется, что ещё немного, и точно сломается рука, если не шея.
Но даже не в этом дело, ведь Питер нарушает границы личностного пространства, где другим нет места, пусть и бывают исключения.
- Не делай так больше.
Взгляд холодеет лишь на мгновение, и Оливер поджимает губы. Привычки всегда сложно искоренить, та самая мелочь, что легко может выбить из колеи. От них невозможно отмахнуться, ведь цепляются крючковатыми пальцами за манжеты рукавов, сжимая горло удавкой. Всё потому, что смерть близкого человека приносит с собой не только пустоту, она рушит жизненные уклады и ценности легким движением руки, привнося в жизнь новые правила, линию поведения, бережно храня выцветающие воспоминания, проводя чёткую грань между обществом и им самим. И никому не следует нарушать эти границы, пока Олли сам этого не пожелает, делая глубокий вдох и давая молчаливое согласие.
- О, она в порядке, осваивается, хотя не особо говорит со мной в Хогвартсе...
И лишь слова о Клементине позволяют отвлечься, а шкодливая улыбка на лице Питера не сулит ничего хорошего.

***

- Ты с ума сошёл! - её лицо искажено гримасой ненависти, обиды и непонимания - Думаешь, я не вижу?
Смотрит снизу вверх, стоит совсем рядом, потому Оливер прижимается спиной к стене, ощущая шероховатую поверхность камня и тот холод, что мог бы сковать душу, если бы не Роксана, что воспалялась всё сильнее.
Она набирает в грудь побольше воздуха, чтобы выплюнуть порцию очередных обвинений.
- Если кто-нибудь об этом узнает, ты станешь посмешищем!  А я об этом непременно позабочусь! Фамилию Сэлвинов смешают с грязью, но твоей грязнокровке на это наплевать, я уверена. Она-то сама из этой грязи и не вылезала.
С торжествующей улыбкой на лице собирается уйти, уже разворачиваясь на каблуках, но не успевает, ведь Оливер легко перехватывает её запястье, теперь уже прижимая девушку к стене.
Личностные границы давно разрушены, теперь сверкая под ногами изумрудным крошевом.
Голос звучит спокойно, когда он склоняется к ней, кончиками пальцев проводя по щеке девушки, шепчет прямо в губы:
- В твоём плане есть одно весомое "но", - выдерживает паузу, позволяя Роксане самой догадаться - Мы с тобой повязаны договором родителей, если, конечно, не забыла. И скажи ты обо мне хоть слово, смешаешь с грязью и свою семью, сама окажешься в той же луже, поливая слезами своё обручальное кольцо. Потому я советую тебе держать свой очаровательный язычок за зубами, позволяя мне самому решать с кем общаться, а с кем нет.

***

- Как это Слизерин продул? - удивляется, легко переводя тему, ведь узнал всё, что нужно. - Мне кажется, ты просто перепутал цвета факультетов, потому тебе и показалось их поражение реальностью. Или, может, просто хороший сон о желаемом? - усмехается, наконец, занимая одно из свободных кресел.
- Ты-то уже подумал, куда собираешься пойти после школы? К отцу или, может, попробуешь себя в квиддиче? Мне кажется, у тебя должно получится, хотя в сборную довольно серьезный отбор.
Впрочем, у Питера ещё год, чтобы всё для себя решить, но строить планы всегда интересно.
Горячий напиток обжигает горло, комната наполняется запахом ароматных трав, которые домовик не забыл добавить в заварочный чайник.
И Оливер, выдерживая паузу, всё-таки задаёт главный вопрос, прекрасно зная, что тем самым вбивает острие ножа в сердце брата по самую рукоятку.
- Они так и не помирились? Ты пытался ещё раз их свести?

0

5

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В какой момент тропа, которой мы идем, застывает у наших ног?
Когда дорога превращается в реку, имеющую лишь один исход, смерть ждет нас всех в Самарре.
Но можно ли Самарру обойти?

http://68.media.tumblr.com/35e5789121bb3426e57e39b3f8545939/tumblr_inline_oio6lwLIn61s2djns_500.gif
Diego Luna

Робер Вальдес
“охотник на ведьм”

ВОЗРАСТ:
Двадцать семь

СТОРОНА:
Смятенное добро

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
Давайте начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Крайне миловидное личико за которым скрывается до боли трагичная судьба - что можно было придумать лучше, чтобы тебя описать, Вальдес? Взгляни на себя в зеркало, когда будешь проходить мимо, какой ты рассеянный, какой безобидный, заспанный и трогательный… Жаль, что отражение не видит тебя за работой, иначе ты бы испугался. Впрочем, впрочем, ты ведь все знаешь и сам, не правда ли? Не от того ли просыпаешься среди ночи в холодном поту? Разумеется знаешь и это терзает твоё больное сердце и приходится вновь идти за рецептом в Мунго, приходится вновь выслушывать, что себя нужно беречь. Не сейчас, не сегодня, потом. Потом, когда кончиться война, тогда можно будет подумать и о себе, а сейчас не время. Тик-так, Вальдес, тик-так. Ты ведь знаешь, что такие солдаты с войны не приходят? Что война для них не заканчивается? Знаааешь.
Твоя мать вывезла тебя из Мадрида еще ребёнком. Ты не знал, но чувствовал, что тебя спасают иначе ради чего эти лишения в крохотной комнатушке над Спини Серпент? Разве может мать от хорошей жизни отобрать у ребенка ясное небо надо головой и заставить привыкнуть к промозглой серости Лютного переулка?Сменить спелые апельсины на черствую горбушку? Сколько раз она повторяла тебе, украдкой указывая то на одного, то на второго сомнительного волшебника, что сновали под вашими окнами: «никогда не будь таким, никогда не ищи зла, помни – темная магия не даст тебе ничего, кроме разбитой души и прогнившего сердца»? Кажется, эти напевы стали тебе колыбельной.
Защита от темных искусств стала твоей религией и ты, Робер, слепо ей следовал. Не задавая вопросов, не позволяя и на секунду усомниться в праведности и справедливости, со всем нерасходованным пылом и жаром, какой мог себе позволить. Ты даже мог бы поступить на службу к мракоборцам, если бы только... Если бы только не твой характер. Приёмная комиссия заметила что-то тёмное, что-то неправильное, то, что ловят в тебе зеркала и оставляют за уголками глаз. Излишняя фанатичность? Импульсивность? Сомнение? Называй это как хочешь, но после отказа ты был зол, был взбешен и совсем на себя не похож. Впрочем, рябь на воде замерла, разгладилась, щелковым покрывалом.
Ты стал спокойнее, циничней, но преданости делу не изменил. Вообще, перед лицом сухого закона ты, Робер, преступник. Ты находишь чернокнижников и истербляешь их, редко доводя до суда. Тебе за это платят и ты, по магловским меркам киллер, но ощущение праведности твоих деяний омывает совесть слихвой. Или нет?
Скажи, Робер, а ты знаешь, от чего именно уводила тебя мать? С чего она так иступленно вбивала тебе в голову все эти "хорошо" и "правильно"? Нет? Естественно.
Разве хрупкая женщина сможет сказать сыну, что его отец - самый пламенный прихвостень Гри-де-Вальда и нашел свою погибель в тюрьме.
Или не нашел?

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы познакомимся с тобой к концу 79-ого, возможно, будем вместе кого-то выслеживать. С разными целями, естественно - ты уничтожаешь, а я пытаюсь спасти. Наши отцы, скорее всего, знакомы, они ведь оба рдеют за дело Геллерта. И мы их не поддерживаем. Две похожие души, плетущиеся по разным тропам, каждый называет другого "другом", но не может быть полностью согласным. Каждый из нас жалет другого и не думает щадить себя. Мы друзья, Вальдес, мы - друзья. Напоминай это себе по-чаще

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Столкнутся два мировоззрения, две вселеннные и исхода никто спрогнозировать не сможет. Я попытаюсь научить тебя колдовать без палочки, я попробую доказать тебе, что мир не делиться на черное и белое, попытаюсь помочь самой себе. Вместе, быть может, стоя плечом к плечу, мы сможем выстоять на этой войне.

Пример игры

Бедняжка, это было ужасно! По особняку, который никогда не станет собственностью Штербергов, ползают тени шепотков. Астрид ловит на себе пристальный взгляд сочувствующих и хоть все они молчат, но она всё равно слышит этот нескончаемый поток сострадания, что спускается на её плечи. Она кожей чувствует, что каждый из них хочет и готов обнять её, прижать к груди и от души впечатать приговор «мне жаль, мне так жаль». И хочется бежать, но на бегство нет сил. Хочется кричать, но голосовые связки подорваны. Нет, не правильно.
Ничего не хочется.
И она уходит.
Неважно, сколько она будет сидеть в ванной, сколько раз станет скрести мочалкой по плечам, ничто уже не смоет эту липкую гарь ни с тела, ни с души. Ведьма ходит тенью по Его дому, перебирая в тонких пальцах нефритовые четки, поправляет ткань на зеркалах и останавливает непослушные стрелки часов, каждый раз замирая, когда в коридоре скрипят половицы. София скребется в закрытые двери спальни, на кухне в выключенной духовке стоит вчерашняя шарлотка, которую уже некому будет есть «как вернёмся». Стены сжимают комнаты до размеров ящика письменного стола, они давят и крадут кислород. Воздух, Нильссон нужен воздух и она выходит из дома, закрывая замок на три оборота, прячет ключ под половик и уходит прочь, убирая руки в карманы куртки.
В Лондоне становится холодно, в Лондоне холодно теперь будет всегда.
Умирает солнце, лето, надежда. Умирает всё и с каждой секундой умирает Астрид. Воспоминания блекнут, теряют тепло. Точно огромный особняк, который бросили, оставив в камине пару полений, но скоро и те догорят.
Ей сигналят машины, её пытаются окликнуть, но Астрид продолжает бездумно идти, точно загипнотизированная, смотрит вперёд и ничего не видит, лишь сильнее вжимает голову в плечи, выставляя воротничок бомбира в защиту. Просто идет, идет потому, что нужно. Потому, что на месте стоять уже не может. Мосты, перекрестки, подворотни. На улицы опускается вечер, тьма медленно сжирает очертания крыш и людей, яркие пятна фонарей кажутся назойливыми мошками и Астрид не понимает, как оказывается на извилистой улочке Косой Аллеи.
Здесь пусто, здесь больше никого не ждут и ведьме кажется, что само проведение толкнуло её в объятия этой неровной линии закрытых лавок. Костяшки пальцев, сжимавших четки, скользят по фактурной кладке фасада, цепляясь то и дело за ручки. Ведьма смотрит на всё отрешенно, позволяя странным и бесполезным мыслям прийти в опустевшую голову. Днем здесь будут сновать волшебники, в круговороте своих дел и обид не замечая, что происходит вокруг. Не замечая важного так же, как не заметили магглы, когда они выбрались из подземки. Там, внизу, умер человек, сгорел весь без остатка, а они заботились о том, как бы успеть на последний поезд, заполняли холодный вестибюль, смывший с себя копоть. Их вычеркнули из мира, а Астрид вычеркнула мир из себя. Она скользит вдоль вымершей артерии магического мира, прислоняется плечом к стеклам витрин, отталкивается слабыми ладонями, точно пьяная, но не чувствует ничего. Ценики, акции, акции, ценники. Все продается и всё покупается, но иногда товар заканчивается. Внимание ведьма привлекает старая, обветшавшая лавка, где на витрине стоит пустой постамент, укрытый в пыльный черный бархат. Распродано. Жизнь вся распродана. И шведка с трудом находит в себе силы двинуться дальше, буквально бросая себя на встречу следующего шага.
Скрип.
Дверь, которую ведьма невольно задела, прижимаясь к фасаду, оказалась открытой. Брови вздрогнули, из груди выскользнул сдавленный воздух разочарования. Она оглянулась по сторонам, но не заметила никого рядом. Совсем никого и это было странным. Только сейчас она действительно поняла, что здесь никого не было. Поздний час, принимаю, покупатели давно разошлись по домам к своим семьям и бытовым рутинам, но должен был остаться кто-то. Попрошайки, лавочники, эльфы-уборщики - не бывает абсолютно пустых улиц, особенно в центре Лондона.
Нет, никого.
На Косой Аллее не было ни души, но дверь скрипнула.
И это её не удивило. Ведьма снова загнялуа в витрину, но кроме пыли и выцветших тряпок не заметила ничего стоящего, а дверь, тем временем, приоткрылась шире, точно лавка приглашала её зайти.
Это ловушка, апатично подметил рассудок.
Я принимаю, холодом отозвалось сердце и триккер медленно вошла внутрь, закрывая за собой дверь.
- Ты боишься смерти?
- Нет, - шепчут губы, присваивая себе чужой вопрос. Она проходит вглубь полумрака, отворачивает ширму и видит то, что видеть была не должна, а пальцы несознательно плетут заклинание.
- Круцио!
Боль выходит со светом и девушка заворожено смотрит на её искры, точно разглядывает яркую гирлянду. С кошачьим любопытством, наклояя голову на бок, не выражая ничего опредленного мимикой. Её не удивляет то, что происходит, её не пугает то, что она видит и она не получает никакого удовольствия, не чувствует сострадания - сердце сквовала толстая корка льда. Холодный взгляд обращается от жертвы к истязателю и Астрид разко разводит руки в сторону, расправляя нить заклинания, точно хлыст. Мужчина оборачивается через плечо, его палочка по прежнему направлена остриём к жертве. Нильссон приподнимает брови в немом вопросу "что?" и резко бросает:
- Экспелиармус ! – это не её дело, не её война, не её битва. Астрид не должна была вмешиваться, она могла пройти стороной, позвать не помощь, спугнуть мародёров сторонним шумом и остаться в тени. Но дело в том, что она уже давно не делает того, что должна была. Она уже и вовсе никому ничего не должна. Свободна от обязательств, свободна в действиях и абсолютно безразлична.
Палочка выскальзывает из рук и лассо заклинания, прежде чем осыпаться пестрыми искрами на пол, швыряет её в дальний угол.
- А ты боишься смерти? - она не знает, кто перед ней стоит и не знает, что должна бояться. Нет-нет, она ничего не должна, это ей задолжали. Ведьма, точно столкнувшись с грабителем в подворотне, бросается на острый нож. Не от геройства, не ради справедливости, а потому, что ей самой задолжали смерть. Тонкие пальцы вновь касаются нитей магии, сплетаясь в очередную цепь, пока она ждет ответа. Ждет и смотрит в холодные глаза убийцы.
Удар.
Это забилось её сердце.
Наконец-то.

0

6

Их трепетно ждут и беззаветно любят

— Ты ничего не чувствовал, тебе было всё равно. И не я одна этим расстроена

http://68.media.tumblr.com/66e9d2561e4cdb51c5275c6da6c44ca1/tumblr_inline_nrzlvhH9Kb1t3kp63_500.gif
Zoe Saldana

Дисеммиарт Забини
объект возжелания, глава штаб-квартиры ирландско-английской лиги квиддича

ВОЗРАСТ:
35 лет

СТОРОНА:
нейтральная, но поддается обсуждению

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не смотря на довольно странное и неординарное имя, данное при рождении она являет собой с виду совершенно обычную, спокойную персону. Однако, на самом деле эта молодая женщина полна идей и чертовски целеустремленная. Диссемиарт, или как часто её называют, просто Миа умеет чувствовать эмоциональное состояние собеседника и то, как и когда влиять на него эмоционально. Миа всегда могла сыграть соответствующую роль и не одну, она может отыгрывать несколько ролей с разной эмоциональной окраской. Миа способна подстраивать ситуацию и подстраиваться под нее так, чтобы проявить именно те эмоции, которые нужны для достижения желаемой цели, и выбирать для этого идеальный момент. Эта прекрасная молодая женщина знает, как заставить человека восхищаться ею и начать уважать. Как никто другой она способна выбрать идеальный момент для эмоционального воздействия – так было всегда, еще с детства, в школе она была настоящей душой компании и всегда могла постоять за себя, возможно именно по этой причине её любимым занятием стали не обычные девичьи забавы, а спорт – игра в квиддич. Позже, после выпуска из школы, она не стала заниматься им серьезно, хотела попасть работать в Министерство, но работа в отделе магического транспорта, куда её определили в самом начале в какой-то определенный момент показалась скучной, однообразной и недостаточно хорошей, чтобы посвятить ей всю себя. И Миа подала заявление о переводе в отдел магических игр и спорта, где стала главной штаб-квартиры лиги квиддича и где, как ей показалось, дела пошли на лад.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В планах легкое противостояние приправленное страстью и желанием. Не смотря на то, что они могут быть связаны в плане спорта и отношения к нему на первый план выносятся именно чувства. Молодая женщина, которая является не последним человеком в своей сфере, имеет поклонников и множество друзей и разведенный мужчина, преданный своему делу, который порой бывает слишком резким со всеми, кто его окружает. Это не будет любовь, но и просто сном в одной постели это не ограничится (а до этого вполне может дойти).

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я буду хотеть Вас, пытаться заполучить, но в определенной манере, которая исключает букеты цветов и вечерние прогулки под Луной. Мы сможем найти что-то, что свяжет нас вместе, несмотря на разность взглядов на жизнь и отношение ко внешнему миру.

Пример игры

0

7

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Yet human intelligence has another force, too: the sense of urgency that gives human smarts their drive. Perhaps our intelligence is not just ended by our mortality; to a great degree, it is our mortality

https://68.media.tumblr.com/9b86cecf999500bbee98615663944ab3/tumblr_odpy9dilQP1qkt655o4_r1_500.gif
Jeremy Irons
(у вас не будет и малейшего шанса меня переубедить)

Kenneth James Sherman
Заведующий отделом ранений от живых существ, Св. Мунго;
учёный и писатель с мировым именем

ВОЗРАСТ:
>50

СТОРОНА:
кладезь знаний и опыта Ордена Феникса

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
скайп: evyniam

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Человек исключительного ума, искромётного чувства юмора и безукоризненного стиля. За тщательно подобранными пиджаками и манерами бывалого короля Кеннет не скрывается. Ему это и не нужно - скрываться. Он выделяется из любой толпы, не прилагая к этому совершенно никаких усилий. Ему ни к чему никогда и не приходилось прикладывать усилий - всё всегда получалось само. Автор бесчисленного количества статей и книг, для него всё и всегда было бы словно игрой. С именем, гремящим на весь магический мир за исследования в разделе медицины, Кеннет мог бы каждый день лишь ездить с приёма на приём, но его своя нынешняя позиция вполне устраивает. Особенно количеством подарочного вина и шоколада, что скапливаются в кабинете, и ради которого не нужно ничего делать.
Не выносит две вещи: бюрократию и ответственность. Он давно мог бы стать управляющим всей больницы, но даже на роль заведующего отделения его заталкивали годами. Любую ситуацию он способен превратить в удачную шутку. Помимо маэстро медицины является мастером сарказма, гением искренних улыбок и мастером поддержать в трудную минуту. С радостью пройдёт мимо, похлопает по плечу, и предложит плитку только подаренного горького шоколада.
Энергия бьёт фонтаном, словно бы у трёхлетнего ребёнка. Шермана нередко можно увидеть гуляющим по коридорам, заходящего во время рабочего дня в Три Метлы "отдохнуть" и активно бубнящего себе под нос. Вероятно, был бы он на волосок менее значим в своей области, его бы обвинили в отсутствие серьёзности. На что Кеннет, непременно, рассмеялся бы, закинув голову, и сказал, что нет в людях трагедии хуже, чем серьёзность.
Он мог бы учиться на Рейвенкло, но не стал. Гриффиндорская душа, это был даже не его собственный выбор. Та самая душа, что выпустилась из Хогвартса с одними из лучших оценок, а затем исключительно ради юмора получил степень в прикладной математике и теоретической физике в абсолютно маггловском Кэмбридже. "И там мантии, и там мантии", отвечал он со смехом, чем и заработал несколько укоризненных статей от журналистов Ежедневного Пророка. Статьи эти Кеннет посчитал своим высшим достижением и гордо повесил в рамочке на собственную же стену.
Несмотря на кажущуюся занятость, даже у человека, никогда его не встречавшего, язык никогда не повернётся назвать его "женатым на работе". Если уж на то пошло, то Кеннет не выглядит вовсе ни на ком женатым, а принадлежащим исключительно самому себе. Он нередко говорит, что никто не может пережить неустанного нахождения рядом с ним. Шутит или нет - уже не понять. При первой встрече он вызывает абсолютный восторг, три десятой - раздражение. На тридцатой ты понимаешь, что тебе никогда не успеть за этим человеком, и с этим многие не могут смириться. Наверное, иногда это его задевает. Но Шерман не из тех людей, что опускали бы голову на долгое время.
Человек исключительно искренний, умеющий любить любого достойного человека всем своим сердцем. И ему всё равно, маггл ты или нет, оборотень ли, вейла ли, да хоть наполовину унитаз. Кеннет никогда не был человеком предвзятым, и гордится множеством друзей-магглов, что он завёл себе ещё со времён университета. Он всегда готов помочь Ордену Феникса уложить тьму на лопатки, вот только Кеннет никогда не был человеком, что бросался бы с палочкой наголо на баррикады. Но он знает гораздо больше, чем показывает. И в этом и заключается его вклад. А в настоящую битву пусть идут молодые.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В тот момент рокового интервью, когда молодая Эрин пыталась попасть в больницу Святого Мунго, Кеннет был единственным человеком, что когда-то в неё поверил. Тем, что принял девочку к себе под личный присмотр несмотря даже на то, что все остальные присутствующие качали головами и говорили, что Эрин никогда не стать целителем. И пускай это была очередная странная причуда - он увидел в ней тогда нечто, что не увидели остальные.
Эрин всем, чем могла, оправдывала оказанное доверие, а Кеннет протянул и к ней крыло своей заботы, начиная видеть её как собственную внучку. Узнав о том, что она сказала, что с её собственным отцом они были однофамильцами. Кеннет увидел одиночество, которого не видел, пожалуй, больше никто, включая и саму Эрин. Ну и, безусловно, он нашёл в старательной и забывчивой девочке истинного ценителя его любимого вина.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Хотелось бы, чтобы игрок на эту роль не играл только с Эрин, но искал новой игры и отношений. Можно вписать себя в уже существующую семью, это будет только здорово.
Предполагаемый сюжет (которому следовать не обязательно): несмотря на свою аполитичность, Эрин начинает касаться подпольной войны так или иначе. Кеннета волнует то, что отец Эрин пытается воспользоваться и ей, и её лучшей подругой, и он попробует заставить девочку трезво оценить происходящее вокруг неё. Возможно девочку придётся даже прятать.
Вполне вероятно, что прятаться придётся и самому, потому что громкий голос Кеннета как мирового учёного звучит против возмутительной дискриминации против оборотня. А крепкая его рука как практикующего целителя готова лечить любое существо, зарегистрировано оно или нет. Едва ли министерство будет довольно это терпеть долго.

0

8

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В АД ПУСКАЮТ БЕЗ ОЧЕРЕДИ

https://media.giphy.com/media/k8gB8ku1lNY3K/giphy.gif
Lee Pace

Bartholomew "Bart" Wood
"начальник", аврор, охотник на оборотней

ВОЗРАСТ:
30 лет

СТОРОНА:
Министерство Магии

ЧИСТОТА КРОВИ:
Полукровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
avantena

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не знаю, чем руководствовался этот надменный человек, возглавляя отряд по охоте за оборотнями, но получается у него это прекрасно. Он слышать не хочет о том, чтобы проявить хоть каплю жалости к обращенным в волков. Даже зарегистрированных оборотней он презирает.
Невероятно хитер, вертит людьми так, как ему захочется. Спокойно пускает пыль в глаза, очаровывает как питон бандерлогов всех, кого встретит на своем пути. Эмоционален, склонен к яркому проявлению эмоций, своеобразному актерству, длинным монологам и показательным выступлениям с голубями из карманов и кроликами в шляпах.
Использует привязанных к отделу оборотней для поиска их сородичей как каких-то рабов, часто им угрожая расправой, плохим концом и вообще не самой удачной жизнью, всячески их унижая. Жестокий человек. Но ему приятно, когда подчиненные на его стороне не из-за страха, а из-за восхищения и согласия с его идеями. Поэтому толкает свою идеологию (а его взгляды на жизнь достойны толстой книжки в каждой библиотеке мира) везде и всюду.
Использует отдел по поимке оборотней как возможность подняться в аврорате. Сторонник крайностей нынешнего министра магии, но еще более радикальней.
У него есть и личный "питомец" - раненый оборотень из Мунго, помогающий отслеживать свою стаю, Ян.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я один из добровольцев в специальном отряде по поимке оборотней. Слабое звено, так сказать, - не колдую особо, но многое достать сумел. А Вуд считал по началу, что меня вообще в аврорате быть не должно, что таких, как я, оборотни на завтрак кушают. Со временем я доказал свою пользу делу, но стал сомневаться в том, стоит ли вообще так радикально устранять оборотней. Барт же только усилил свое влияние на мое мнение. Результат? Я все равно принял сторону оборотней.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Ожидаются философские беседы, споры, какие-то попытки придти к дружбе и сотрудничеству, обреченные на провал. В итоге - презрение к слабой единице. Абсолютное, без каких-либо шансов на сотрудничество. В итоге обоим нам станет, скорее всего, плевать. Я уйду от магии в принципе, а Барт продолжит взбираться по карьерной лестнице, получая заслуженные награды в Министерстве и улыбаясь со страниц Ежедневного пророка, который я не читаю. Естественно, при желании и доли интереса с обеих сторон история может развиваться иначе.

Пример игры

Приближается осень, какая по счету, приближается осень,
новая осень незнакомо шумит в листьях,
вот опять предо мною проезжают, проходят ночью,
в белом свете дня красные, неизвестные мне лица.

Гром пробегает по всему горлу, вытягивая все, что можно в нем почувствовать, в сплошную боль. Шероховатую, которую можно почувствовать при едином вдохе, дрожью раскатывающемся по трахее. Стучит по стенкам, отдается в ушах барабанной дробью перед открытием занавеса, подбирается к подбородку и выхватывает голос. Непроизвольное тихое бормотание, в которое Амос ничего не вкладывает, узнавая в этих ударах свой черный омут из страха. И чтобы выбраться из него, когда даже плечи начинают трястись, Диггори-старший хватается за протянутый ему Аресом канат из непонимания, в которое опустилась ненависть. И в то же время думает: до паники его доводит реальный страх не за родного брата, а перед ним; реальный шанс, что тот в следующее полнолуние вырежет его, как вырезали поезд те клыки. И Седрика. И мать, если она останется в тот день в «Порту», а не вернется в «Маяк». Оборотни же не отличают своих родных от обычных кусков из мяса, они откликаются только на зов себе подобных, живут только с ними. Понять волка может только волк.
– Она сошла с ума от горя, я видел. Может, все совсем не так, может, она смирилась, но я видел в ней то же, что было с каждым из нас… Бен, еще один твой старший брат, он ушел из большого спорта, он ушел из семьи, он наказал меня за то, что я не смог сделать. Прошу, не наказывай ты меня! – переходит на крик, держа протянутые руки в воздухе, словно бы требуя что-то у Ареса. Отдай, верни, верни мне брата. Оставь своего оборотня в лесу, пусть он живет где-то там, грызет своих кроликов, брата оставь здесь!
Сердце заходится холодным стуком, когда Диггори неконтролируемо трясет. Он беспомощно опускает руки, уставившись тупым взглядом на ботинки младшего брата. На лице – ярость, свойственная людям, когда они осознали свое бессилие: глаза замирают на одном месте, а губы кривятся, выражая все большее отвращение с каждой секундой. Жалкий, маленький человек, знающий законы и тихо их выводящий, словно за спиной стоит Лисий и оправдывает тебя: ты убил, но убил закон, черт возьми. Ты убиваешь своего брата.
Амос резко запрокидывает голову, чувствуя, как за шиворот забегает морось, пропадает на воротнике застегнутой на все пуговицы рубашки, скатывает по вывихнутой шее. Или ему кажется, что кто-то ее свернул – с целительством у него всегда были проблемы. Отступает к противоположной стене переулка, ударяется о неровную кирпичную кладку и скатывает по ней в грязь, пачкая плащ в мусоре. Его крутит, его швыряет из стороны в сторону, он не чувствует своего места в мире. Потому что когда Арес уйдет – Амос уверен, что стоит ему отступить, как призрак младшего брата раствориться в Лютном переулке, – ему некуда будет идти. Сразу наваливается смерть Айрин, сразу наваливается пропажа Бьерна, сразу наваливается сумасшедшее спокойствие Астрид и глухота Грейс, чья сестра тоже теперь только воспоминание. И Седрик, которому чертовски не повезло стать сыном беспомощной букашки, и Барти, которому он соврал… И, и, и – Диггори захлебывается лондонским дождем, кажется, могла бы напасть икота, но ему не хватает воздуха.
Он смотрит на Ареса как ребенок, как будто ему снова десять лет, а Арес словно бы снова раньше всех нашел пасхальные яйца, когда нерасторопные старшие братья только позавтракали и вышли из дома. Не растворяется в дымке. Фантомная боль в плече.
– Они будут убивать, я не хочу ни чьей смерти. Но уже столько человек было убито… – Боль переходит на шваркающий голос, Амос переходит на немецкий, впиваясь пальцами левой руки в свое плечо. Утопающий в мусоре, ни чем не отличающийся от всякого сброда, что падает здесь по углам. Что он показывает Аресу? Счастливого чиновника, занявшего его место во главе департамента, которого потряхивает или от страха, или от истерики – кто поймет?
– Тебе правда не хочется знать, что было в те двадцать лет, которые ты не помнишь? Ни семью, ни Хогвартс, ни министерство? – беспомощный голос из черного сгустка, который зовется Амосом Диггори – разбитым. Похорони кого-нибудь еще раз, почему нет? Надежда, с который он жил все это лето, может вытирать столы где-нибудь на том конце Лондона. Или вообще быть выброшенной в камин злосчастного посольства ФРГ – Крекер будет только рад потоптаться на дорогом для Диггори.
– Будешь готовить клыки для тех, кто придет за тобой? Они придут, у них уже есть планы, и не мне останавливать авроров – сам знаешь, насколько сла… Не знаешь. Не помнишь. Ты не помнишь своей жизни здесь, а значит не знаешь мест, а авроры знают. Хит-визарды каждое деревце используют против вас. Умереть? Еще раз? Тебе нечего терять?
Его озаряет словно бы что-то в этом мире можно изменить. Амос поднимается на ноги и делает неуверенный шаг к младшему брату, заглядывая тому в глаза с надеждой, в которой плещется паника. Сумасшедшая надежда.
– Ты не хочешь вспоминать, чтобы не быть слабее? Не цепляться за жизнь? Чтобы ничего не терять?

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC